ГЛАВА ВТОРАЯ

ОТ ДУХА КАПИТАЛИЗМА К ДУХУ КОММУНИЗМА.

МАРКСИЗМ, ЛЕНИНИЗМ И СОВЕТСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ КАК ЖЕМЧУЖИНА ДУХОВНОГО ОЖЕРЕЛЬЯ СПАСЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, КОТОРОЕ РОССИЯ ПРИЗВАНА ПОДАРИТЬ МИРУ

 

 

НАЧАЛО. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ СИНТЕЗА ТЕОРИИ ТРАНСФОРМ-МАРКСИЗМА


 

«Век расшатался — и скверней всего,

 

Что я рожден восстановить его!»

 

Гамлет [1]

 

 

 

 

 

 

 

 


Кто ж не знает, что «Вся жизнь – Игра, а люди в ней актёры…»?

Такая Жизнь взятая как Целое является Историей Жизни или просто Историей.

История, как и жизнь, очень плохо поддаётся формализации.

Формализация же всегда так или иначе есть интерпретация как форма выявления координатно-смысловой определенности относительно иных форм, которые избираются (или не избираются) в качестве некоторых базово-определяющих.

Насколько непрост процесс интерпретации, можно легко убедиться даже на столь простом примере, как перевод с одного языка на другой.

В написанной Кем-то Невыразимо Могущественным Пьесе и осуществленной Им же Постановке Её кто-то в свою очередь пишет свою

Уильям Шекспир «Гамлет, принц датский».

И переводы-интерпретации…

Быть иль не быть, вот в чем вопрос.

Достойно ль

Смиряться под ударами судьбы,

Иль надо оказать сопротивленье

И в смертной схватке с целым морем бед

Покончить с ними?...

 

Пойдемте вместе все.

И пальцы на губах – напоминаю.

Порвалась дней связующая нить.

Как мне обрывки их соединить! [2]

 

***

Быть или не быть — таков вопрос;

Что благородней духом — покоряться

Пращам и стрелам яростной судьбы

Иль, ополчась на море смут, сразить их

Противоборством?...

 

Идемте вместе;

И пальцы на губах, я вас прошу.

Век расшатался — и скверней всего,

Что я рожден восстановить его!

Ну что ж, идемте вместе [3] .

 

 

 

 

И здесь интересный вопрос, а сколько вообще может быть подобного рода переводов?

Не отвечая на поставленный вопрос, а всего лишь предлагая поразмыслить над ним, предложим ещё один вариант перевода  лишь пары строчек, но строчек очень важных, ибо в них находится сама суть переживаемого нами времени.

Суть времени всегда может выразить лишь тот, кто понимает это время, чувствует его, кто смог в необходимой мере даже стать самим временем, слившись с его потоком, и потому в мере своего слияния с потоком времени может контролировать сам временной поток.

Но что есть поток времени как не поток форм рождаемых Историей?

 

Ситуация действительно такова:

«Быть или – не быть».

«Порвалась дней связующая нить. Как мне обрывки их соединить!»?

Кто будет соединять? Кому досталось это счастье?

 

Нам – то есть русским, всем тем, для кого Святая Земля Руси Святой стала родной, независимо от того какой он национальности и рода-племени.

Нам – всем тем, кому эта реальность не просто кажется непереносимой из-за своего зловония, но действительно на деле неперносимаи проявляется это в простом желании действовать, то есть изменять её в том направлении и таким образом которое действительно и на деле изменить её, и так, как всем нам – русским по историческому духу этого хочется.

А как нам русским хочется, то есть, прежде всего, и пусть хотя бы даже в некоем первом приближении?

Прежде всего, хочется справедливости.

Справедливость утеряна, она затоптана, она утоплена и перемешана, и уже кажется неотделима от той грязи и того дерьма, в котором она находится сейчас!

Хочется достоинства, страшно хочется самоуважения

 

Катастрофически не достаёт чести, а если откровенно – то ощущение такое, что нас попросту обесчестили, нас опустили, и опустили в такую жижу, в такое зловонное болото, что смрад этого болота окончательно одурманил наши сознания…

Но даже в таком одурманенном состоянии мы должны, мы можем, мы в силах понять: когда не достает чести – то нужно быть честным!

Честь и честность не просто одного корня.

Честь – плоды цветов честности.

Хотя порой это очень горькие плоды, настолько, что животный инстинкт самосохранения хочет нас уверить, что они ядовиты…

Кроме того, с ним, со временем действительно что-то не так… И даже очень не так. Потому что если внимательно всмотреться и вдуматься, мы одурманены даже не тем, что находится во времени.

Мы одурманены самим временем, мы опьянены им так, что уже не желаем честно признаться самим себе в том, что всё описанное выше, всё наше унижение, и всё небывалое русское падение наше совершено при нашем прямом и непосредственном участии!

Мы – втаптывали в грязь наше достоинство.

Мы в странном и темном упоении сами толкали себя в то болото, в котором оказались сейчас!

И кажется, если взглянуть в глаза Самой Истине и суметь выдержать её ответный взгляд, и в смирении небывалом постигнуть его смысл и далее… суметь не сгореть, не превратиться в пылающий факел от невыносимого стыда… то можно увидеть, что винить в нашем нынешнем положении… нет, … нам вообще некого винить кроме самих себя.

Мыобесчестили себя перед собой же, но не в этом существующем убогом и разодранном времени, а времени совершенно другом, в котором мы – это МЫ, то есть Исторический Народ, полноправный участник-сотворец Мистерии Исторического Мифа!

 

Мы – РУССКИЕ в этом Настоящем, Подлинном Не-Иллюзорном Времени  Со-Творцы Самого ВРЕМЕНИ!

Мы Русские, если нам не просто всего перечисленного выше супермаркетно «хочется», а мы действительно этого жаждем – жаждем как воздуха, как счастья для детей своих, как жаждет глотка воды опаленная глотка, чтобы сказать самое главное и самое последнее что может сказать – мы должны это САМОЕ ГЛАВНОЕ СКАЗАТЬ, не кому-то - СЕБЕ!

 

МЫ – уронили Историческую Честь, и именно МЫ потеряли Историческую Совесть!

 

МЫ – предатели САМИХ СЕБЯ!

 

 

Да, МЫ все предатели самих себя, ибо мы дали возможность лишить себя чувства справедливости, и мы – воистину предатели Истины, ибо дали возможность множеству малых и больших иуд, которые окопались среди нас убедить себя в том, ЧТО ЕЁ НЕТ!

Мы – променяли её на чечевичную похлёбку благо-получия, то есть получения благ и за это Сама История, облёкшись ухмыляющимися масками рыл олигархии, и катающихся в гламуре нечисти её прихлебателей всех видов,воздаёт нам – лишая большинство даже чечевичной похлебки!!

 

Но мы предали не только Истину, мы предали и Христа, который сказал, что не хлебом единым живо существо человеческое!

И пусть православные иерархи радуются возрастающему числу храмов, утешая себя и свою паству неким «возрождением веры», в этом разорванном кажущемся времени всё именно так и обстоит, но во времени, которое мы, порвав, предаливсё иначе, ибо мы сами совершенно иные по отношению к этому грешному миру!

 

 В мире, в МИРЕ ИНОМ, ПОТОМУ ЧТО НАШЕМ, Мире, где господствует Закон и жива История, мы точно все знаем, что в  мертвых строениях Божьих Храмов нет Бога [4] .

В ТОМ МИРЕ, и об этом знает наша молчащая сейчас словами правды совесть, мы знаем это, мы знаем, что Бог в строении человеческих рук появляется только тогда, когда он – Бог входит в храм ногами человеческими.

Тогда Он – Бог-в-человеке, приносит в храме человеческом – сосуде Бога Живого – честь и достоинство Высшего, и даря его-себя Высшему, замыкает этим извечную цепь времён, замыкает вечный переход человечности в божественность, а божественности – в человечность.

Так в Храм вливается содержимое живого воплощенного храма духа, и такое Священное Храмовое Слиянием хранит и Время, и непрерывность его течения, которое и есть истечение Благодати.

Отданное Богом возвращается к своему Источнику.

И Источник становится источником Истины, которая есть Единство Вечного Становления.

Так человечность как явление собой демонстрирует  действительную реальность осуществления великой духовной формулы единения низшего и Высшего, как их перехода друг в друга через самих себя. 

Должна демонстрировать!

 

Но… прервалась связь времён

Доказательств того, что именно одухотворенный человек превращает храмы-строения в Храмы Божьи, в которых человечность и божественность становятся  едиными друг в друге – вообще-то сколько угодно и даже на любой вкус.

Мы ведь помним слова Того, Кто посмел продемонстрировать окружающему Его миру зла указанный переход и Единство – Собой [5] :

«Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его» [6] .

 

Неужели до сих пор не ясно и неужели до сих пор не уяснено, не понято и не видно, какие именно качества демонстрировал этот Человек?

 

Мы должны помнить и понимать и все иные значимые слова сказанные уже о Нём:

«Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог, ибо храм Божий свят; а этот храм – вы» [7] .

«Ибо вы храм Бога живаго, как сказал Бог: вселюсь в них и буду ходить [в них]; и буду их Богом, и они будут Моим народом» [8] .

«…дом же Его − мы, если только дерзновение и упование, которым хвалимся, твердо сохраним до конца» [9] .

 

Дух достоинства Высшего, Честь достоинства Высшего не в вере [10] , но в Духе Всеобщего, Духе Вечного Единения, который есть осознанная жертва во имя общего блага!

И жертва, обратим внимание, не Бога, ибо не Бог жертвовал Собой, когда ногами и руками человеческими изменял, со-творил будущее, со-творил Историю, творил и утверждал Закон, а человека, человека ничем не отличимого от всех иных людей.

Разве не кровью человеческой помечена Плащаница, разве не образ мертвого человеческого тела навсегда, Навеки Вечные выжжен на Ней, когда Дух Иисуса в прямом смысле превратил мертвую материю мертвого Тела Своего в Свет, который опалил поверхность льняной ткани?

Но разве не человеческий Дух  был источником сотворенного?

А что же есть такое этот Дух, как не Дух Божественного в человеке?

И что же есть этот Дух, как ни Служение Всем?

Что же есть этот Дух, как ни сострадание и сочувствие?

Что же есть этот Дух, как ни справедливость, справедливость как высший синтез всех качеств принципа духовности – принципа Общего Блага? [11]

 

Всеобщее («Бог») – есть Живое Разумное Благо Всех и Всего, есть Жизнь как оживляющий Принцип.

Куда же исчезла, во что превратилась справедливость в России?!

Где же сама Россия как воплощенная Идея Соборности и Справедливости?

 

НЕТ ЕЁ!

Усилиями всех русских – НЕТ!

 

А что же есть?

 

А есть мерзость запустения!

И не надо только среди этой мерзости пытаться петь хором чужие песни о главном «о всеобщем благоденствии», если отсутствует даже сама идея справедливости и равенства!

Когда вместо этой исконной, присущей самому русскому духу идеи, есть её омерзительный суррогат, её грязная липкая подмена в виде идеи личностной и групповой «успешности», как формы открытого и ставшего руководящим принципом принципа наплевательства на «неуспешность» всех иных!

Как же может существовать «успешность», как она вообще может осуществляться, как не на фоне всего иного, в том числе и противоположного себе?

Не могут быть все успешными, как не могут все быть богатыми, ибо здравый смысл подсказывает, что если ты успешен и богат, значит, какие-то иныене успешны, и не богаты.

И таким образом, разве т.н. «богатый» и т.н. «успешный» человек это не тот, кто устремляясь к желанной для себя насквозь эгоистической цели, стремится (пусть и не осознавая этого) всех иных сделать «бедными» и «неуспешными», и действительно делает их таковыми?

В идеальном, то есть благодатном обществе, нет и не может быть «успешных», как нет и не может быть «богатых», и именно потому, нет и неуспешных, и обездоленных тоже нет.

В таком обществе, обществе не благополучия [12] , а ИМЕННО благодатности все устремлены не к благополучию получения благ, которое обязательно становится идеей получения благ любой ценой, в том числе и ценой лишения блага всех иных, а благодатности, благодатности как творческого дарения блага друг другу.

 

 

 

Итак, благодатность и благополучие.

Два полюса. Две противоположные формы реализации двух противоположных форм принципов существования.

Благодатность реализует активную соборность и коллективизм, она суть общинности, семейности, родственности, братства, дружелюбия, любви, она есть их движение, Движение Единения.

 

Обратим внимание, движения единения, а не уравнивания и уравниловки, движения единения, а не усреднения и нивелировки, единения, а не подавления и насилия, движения единения как движения жизни духа, которая предполагает существование различия и даже необходимость духовной иерархической поляризации непрерывности связи низшего и высшего. [13]

А этомв благодатности пребывает вечно живой дух идеи справедливости!

 

А в чём же интересно, идея успешности?

А она в простом, она в простоте и как нас сейчас настойчиво уверяют – естественности животного равнодушия: «мне-то хорошо, и какое мне в таком случае дело до всех иных?»

Вот она эта идея, более того не просто идея, а принциппринцип личного блага:

 

«Мне хорошо. Я сам этого добился. Я этим горжусь. Я пожинаю заслуженные плоды своей работы. При этом я, наверное, даже могу делать какие-то благотворительные жесты в разные стороны, но на самом деле мне наплевать на всех иных.

Да, именно, − мне все равно. Но разве все эти требующие благотворительности сами не заслужили того, что имеют и не имеют сейчас в сравнении со мной?

Собственно, а что здесь такого в моём отношении ко всем им? А разве всем остальным не наплевать на меня?

И потому – каждому своё, каждому его заслуженное и отвоёванное у всех иных и у Природы.

Побеждает сильнейший. И разве не в этом закон Природы?»

 

Так, где же совесть русская, где справедливость этого обезумевшего, не в своём уме находящегося народа??!

Где проданная за ломанный грош, нет, за дырявый цент, за гнутый евроцент идея богоизбранности русского народа, где идея его богоносности о которой столько вещала интеллигенция в 19-м и даже 20-м веке?!

Да и где сама эта интеллигенция озабоченная не только собой?!

 

 

А Ирония Истории в том, что она, эта идея, никуда не исчезла, она, кажется, наконец, обрела реальность своего материального воплощения, будучи превращенной, конвертированной в твердую валюту на заокеанских и европейских счетах [14] избранных хищных отечественных ублюдков, которые обирают уже двадцать с лишним лет русский и российский народ [15] .

Непонятно лишь одно  и непонятно самое, самое очевидноепочему же сам народ позволяет такое делать с собой?

Откуда это равнодушие и обреченность?! Откуда? Почему?!

Но разве причина эта не проста, и не известна хорошо и всем?

 

Народу, то есть НАМ ВСЕМ кое-кто навязал своё лживое, омерзительное в своей подлости и лживости представление.

 

И что же это за представление?

А это представление о том, что идея справедливости исчерпала и убила саму себя, что очевидная русская идея как идея справедливости и блага для всех побеждена в условно честной [16] , но всё же борьбе. Что мы – русские побеждены в холодной войне идей и результаты всех наших усилий, всей нашей крови и всех наших жертв – пошли американскому псу под хвост.

И так мы и оказались в хвосте и под хвостом всего «цивилизованного человечества», что делает весьма двусмысленными любые туповатые призывы некоторых юристов-президентов вида «Вперёд, Россия!» [17] .

И что уж чирикать о возвышенном после всего перечисленного и более чем очевидного даже для бездомных псов, бомжей и парикмахеров собак полу-львиц светского четверть-света?

Вот мы и дышим, кто-как-может в собственную идейно-приземленную тряпочку и потому каждый сам за себя, и лишь Президент Медведев гордо сообщает о собственной «успешности», и потому надо полагать видимо «успешности» всего «своего народа», который просто не может, не имеет права быть неуспешным при таком «успешном Президенте»!

 

И это безумие – безумие кричащего противоречия есть не безумие лишь в этом разорванном времени, в этой навязанной нам тёмной Игре, в которой мы ЗАРАНЕЕ, ВСЕГДА И НАВЕЧНО лишь ПРОИГРАВШИЕ и МОЛЧАЩИЕ, в Игре в которой мы все уже духовно мертвы, ибо лишены и совести, и чувства справедливости.

 

Где мы?

Кто мы?

Зачем же и для чего мы все так бесславно погибли?

Почему же так бездарно погубили себя?

 

 

Вот вопросы, на которые нам необходимы ответы, на которые нам необходимо ответить себе и миру, ответить встречной Игрой, ответить КОНТРИГРОЙ, то есть Игрой по Своим Правилам!

 

И мы ответим!

Мы просто не можем не ответить!

Ответить за всё сотворенное с собой как Историческим Народом!

Ответить за всё сотворенное с нами – нашими историческими врагами [18] и противниками.

Мы обязаны ответить даже ПОСЛЕ СМЕРТИ СВОЕЙ!!

Ведь можно убить тело, можно убить даже душу, – и ИМЕННО МЫ ПОВИННЫ в убийстве души  своей, Души Справедливости Русской, но нельзя убить Дух!

 

Дух наш.

ДУХ РУССКИЙ.

РУССКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ДУХ!

Он ДОЛЖЕН существовать, ДОЛЖЕН!!

 

Но где он? В ком он?

Единичное есть Всеобщее. И потому Дух наш, Дух Русский – жив, пока жив хотя бы ОДИН Русский Человек!

Он – в каждом сознании, которое, пока что, молча, но сопротивляется возрастающей в силе оранжевой заразе, этой демократической чуме, этому результату заражения демократическим бешенством, демонстрирующего предельно наглядно каждому то безумие, которое уничтожило и два десятилетия назад Великую Страну.

 

Мы должны выделить вирус безумия, мы должны вылечить всех, кто ещё может быть излечён, мы должны разработать, найти Идейную Вакцину для всех, для всего мира.

Её уже можно было бы назвать её именем.

Это – Игра.

У неё действительно есть Имя, но это имя можно назвать только после осознанного молчания, молчания, осмысления и как результата всего – принятия Игры как СВОЕЙ ИГРЫ – РУССКОЙ ИГРЫ!

Принять, поверить и начать играть – по СВОИМ ПРАВИЛАМ, ПО ПРАВИЛАМ ДУХОВНОГО ПЕРВОРОДСТВА!

 

Только так победим!

Только так победим свою смерть!

Только так вернём свою честь и утерянное историческое достоинство!

Только так смоем с себя грех предательства самих себя!

 

ТОЛЬКО ТАК!!

 

Пойдёмте вместе все, нам всем нужна Своя Игра...

 

Пойдемте вместе все.

 

И пальцы на губах - напоминаю.

 

Порвалась дней связующая нить.

 

Как мне обрывки их соединить!

 

Пойдемте вместе [19] .

 

 

 

Многие ли ныне мучаются стигматами совести, взирая на людей и мир человеческий, и в особенности на то, что сейчас творится с духовным материком «Россия»?

У скольких сейчас открыты духовные глаза понимания, в которых – если в них можно было бы заглянуть – можно было бы обнаружить метафизический ужас и от всего того, что творится счеловеком, и того, что творится самим человеком?

 

Беснующееся человечество!! [20]

… Корчи событий, визг фактов, вопли очевидности… но люди не видят, не слышат, не чувствуют,  не замечают, не понимают происходящего, ибо являются происходящим!

 

… И нет зеркала в котором отразилась бы человечность, а точнее то, что она сотворила с собой, что осталось ныне от неё…

 

… Нет зеркала, в котором можно было бы обнаружить, увидеть ЭТУ нечеловеческую человечность и отделить человека от хищного зверя в нём, ибо животность и хищность жижей черной залила и поглотила человека, утопив его в себе, покрыв её полностью, и кажется уже окончательно.

 

… Да, нет и глаз, которые могли бы увидеть отраженное в этом несуществующем зеркале, если бы удалось порвать, если бы удалось прорваться через эту черную цвета бездны поверхность, и дать утопленнику возможность хотя бы на мгновение взглянуть на истину истинного положения дел и сделать хотя бы один вдох!

 

Нет и разума, который мог бы осмыслить увиденное, увидев извне СЕБЯ ИСТИННОГО – свои наполненные безумием глаза!

 

Нет ничего… и нет никого...

Люди  – все русские людиуже мертвы.

И мертвы, видимо довольно давно, ибо невыносимо тошнотворна вонь разложения, которая пеленой коричневой плотной окутывает планету отделяя её от Космоса Беспредельности.

Другие… люди – тоже кажутся мертвыми, но это не так, и не это странно и даже не это страшно, хотя они – все те, кто был когда-то человеком, уже не заслуживают смерти.

Не заслуживает смерти не потому, что заслуживает противоположного, т.е. заслуживаем жизни – вовсе нет, грех слишком велик, непоправим и страшен.

 

Не заслуживают именно – даже смерти, ведь в смерти всегда можно обнаружить жизнь, но в этих нет уже ничего.

Пустота Небытия. 

 

Наша русская жизнь сейчас и далее – смерть наша, которая длится и длится и никак не закончится, и которая продлена с какой-то непонятной нам целью, то есть существует и продлена не нами, и даже не врагами нашими, но Кем-то и с какой-то целью.

И эта цель приближается неумолимо, приближается абсолютной чернотой в конце бесконечного туннеля тьмы, как конец всех концов, как итог, как время страды, которая, как всем известно, всегда должна наступить и ПОТОМУ – всегда наступает.

Время зерен отлично от времени плевел.

Время зерен подобно порыву ветра…

Оно подобно внезапной буре и грозе грянувшей среди ясного неба…

Оно ощущение, оно чувство, оно мысль

Ощущение наличия потока и движения или ощущение его отсутствия…

Оно чувство несомненности наличия некоего несомненного сдвига основ и толчка…

Оно – странная мысль, странная мысль о подвиге, который неизбежен, и в котором неизбежность….

 

Плевелы не чувствуют порыва ветра, ибо двигаются вместе с ветром явившимся ниоткуда, который уносит их в никуда.

Для плевел нет, и не может быть яростного ощущения чувства сопротивления зернышка Буре Истории тяжестью и весомостью своих накоплений, которые есть Солнечный Свет воплощенный в материи.

 

Для плевел нет, и не может быть мысли о подвиге СТОЯНИЯ В ИСТИНЕ вопреки яростным порывам набирающей силу БУРИ СОБЫТИЙ!

 

И стояние это и неподвижность такого стояния есть ПОДВИГ недвижимой бесконечной устремленности полета в будущее!

Подобной неподвижности стояния в Истине Христа, который палец о палец не ударил ради Себя, Который не сделал ни единого ненужного Истине движения, но Который стал Движением Неподвижности стояния в Истине, Стояния Несокрушимой Скалой Подвига.   

 

Смерти бояться не надо, она всегда несет жизнь, надо бояться того что не есть смерть, и не есть жизнь, и не даже не есть их синтез, выше которого Те, кого Зовут Богами, но того, что противоположно, что есть – Бездна Хаоса.

 

Человечество долго и упрямо, упрямо и долго взывало и взывало к Бездне.

 

И взывающим к Бездне ЯвиласьБЕЗДНА.

 

Но не надо оглядываться. Бездна не где-то вне существа, бывшего человеком.

Извне Бездны не отыскать.

БЕЗДНА – ВНУТРИ!

Она само человекообразное существо!

И хотя и хочется напоследок кое-что спросить… [21] , но пусть каждый носитель Бездны спрашивает себя сам…

Ведь Она – это ВЫ! ВЫ – люди, переставшие быть людьми! Все те, кто когда-то был чело-веком, Сущим воплощающимся из-века-в-век, но отрекся от себя!

Кого винить за собственную любовно [22] взращенную в себе Бездну?

Себя винить уже не надо, ибо не существует уже никого, кому вина бы помогла, те, кого поглотит Бездна, уже невиновны – нет ни вокруг, ни внутри их самих ничего уже кроме Бездны.

Бездна – вне Времени и вне Закона.

Но разве человек не хотел именно этогонадвременного вечного беззакония, которое он  мог бы, как ему казалось вечно законно творить?!

Бездна ничего не чувствует. 

Бездна ничего не понимает.

Бездна может лишь поглощать.

Ибо Бездна – это ПРОРВА, она Оскал Бездонной Пасти Небытия.

И Оскал Бездны – это своего рода Кошмарная Улыбка Антикосмоса, есть ВЕЧНОСТЬ ВЕЧНОГО КРИКА непереносимой боли и отчаяния!! [23]

… Но кричать будет не Бездна!

КРИЧАТЬ КРИКОМ СТРАШНЫМ, ПОСЛЕДНИМ КРИКОМ БУДЕТ ТО, ЧТО [24] ОНА ПОГЛОТИТ В СЕБЯ, то, ЧТО согласилось стать Бездной, то, ЧТО по своей воле решило слиться с Ней!

И надо ли напоминать ещё раз, что человечность в большинстве случаев уже стала Бездной, и Бездна эта внутри каждого человека-разделенного-в-себе, и потому отделенного-от-Всеобщего?

Человек – это чувство Всеобщего, и чувствами Бог-Всеобщее познаёт Сотворенный Собой Мир, обозревая его, всматриваясь в Себя каждым человеческим взглядом.

Бог смотрит на мир глазами людей!

Но где же Живые Чувства Всеобщего?

Те самые, простые и хорошо известные, печать которых светлая светилась на лицах тех, кто творил в годы первых пятилеток, творил самоотверженно и не во имя себя – во имя Будущего?!

Где же чувство единства, то есть чувство коллективизма, братства, равенства!

Где они?!

Где то, что чувствовали и чем жили (как брезгливо выразился бы чокнутый либероид), все эти безумные совки, и где же сейчас та величайшая драгоценность, уникальный и небывалый духовный адамант, который на время, и с Великой Целью сохранить планету, оберечь её от неминуемого взрыва, ВЫРАСТИЛО ВСЕОБЩЕЕ в Тигле Реактора Эволюции под названием «Советская Россия-СССР»?!!

Именно – на время, потому что материальность, тяжелая вещественность этой духовной реликвии была изначально обречена, ибо темна планета людей безумием полного, тотального господства зла на ней!

Так было и так есть.

И нужно быть слепым и безумным, чтобы не видеть этого – этих плодов Тьмы в виде десятков и десятков миллионов умерщвленных тел и душ! Кем?

ЛЮДЬМИ! [25]

Не было бы Советской России и СССР - то  уже не было бы Мира, Планеты.

И разве не духовная сила воплотившаяся в «СССР» свернула шею порожденной темным человечеством мерзкой гадине – гадине фашизма?!

И разве ВСЁ ЭТО действительно трудно понять, или просто тупость мешает и добровольное рабство рабов тьмы?

Россия, русские и все те, кто стал воплощением подвига русского духа 20-го столетия – ПЛАНЕТАРНЫЙ УДЕРЖИВАЮЩИЙ, приносящий себя в жертву во имя самого существования человечества.

Вот Истинный Смысл и Содержание того, ЧТО сотворили наши отцы, деды и прадеды! И разве таким не стоит гордиться?!!

И понятно ПОЧЕМУ  с такой параноидальной настойчивостью Тьма  старается очернить, забросать грязью, искоренить, оболгать то, что было сделано нами – Русским Историческим Народом в 20-м веке!

Итак, дело в том, что Всеобщим в первой четверти 20-го столетия очень искусно была создана ситуация когда ожидаемая Иерархией Света реакция порабощенного тьмой человечества – высокотемпературная реакция темной ярости и огромного давления неожиданно для самих сил тьмы породила Русский Духовный Алмаз, что продлило существование планеты и людей на десятилетия. 

И не важно, понимали или не понимали это все те, кто образовал собой Русский Планетарный Оберег, само тело Русского Духовного Кристалла.

Конечно же, не понимали, человек редко понимает Игру Метафизических Сил, важен сам факт согласия Души Народа на эту Великую Жертву. 

Понятно, что темное пламя человеческого безумия медленно, но неуклонно превращало Алмаз вновь в прах графита…

И именно этот оставшийся пепел ныне предъявляется Тьмой самим Русским в качестве главного доказательства якобы совершенного всеми нами в 20-м столетии «русского безумия»…

Именно эта очевидность буквально кричащей, вопящей  лживой мудрости, мудрости т.н. «общечеловеческих ценностей» уничтожает на корню всякую возможность самого существования здравого понимания нами нас самих!

 

ВЕДЬ МЫ… ВСЕГО ЛИШЬ – ПЕПЕЛ ИСТОРИИ!

 

Мы – в презрительно протянутой нам НАШИМ СМЕРТНЫМ ВРАГОМ руке… вот эта ничтожная темная горсть пепла небытия …

И мы ВСЕ ЭТО видим… и мы в ужасе от УВИДЕННОГО… от ОЧЕВИДНОСТИ ДАННОГО ФАКТА…

ДА, НАДО ПРИЗНАТЬ, ДЛЯ ЭТОГО РАЗОРВАННОГО и НЕ НАШЕГО ВРЕМЕНИ – ЭТО ТАК И ЕСТЬ.

И что же из этого следует?!

Почему из этого НЕ СЛЕДУЕТ, например, что мы МОЖЕМ И ДОЛЖНЫ СОЗДАТЬ и ВОПЛОТИТЬ ЗДЕСЬ, В ЭТОМ МИРЕ СВОЁ, ИНОЕ ВРЕМЯ, В КОТОРОМ РУССКИЙ ФЕНИКС ВОЗРОЖДЁН ИЗ ПЕПЛА?!

И кто нам запрещает сотворить ТАКОЕ?!

Враги?!!

С каких же это пор МЫ СТАЛИ СЛУШАТЬ ВРАГОВ?!       

И разве в своё время не сказано людям было, что «Мудрость мира сего есть безумие пред Богом»?!

Логика формальной очевидности, логика обличительности,  доказательности и убедительности принципа формы – эта логика безумия, поскольку исходит не из абсолютного основания, Существования Всеобщего, то есть Бога и Его Промысла как Его Воли, а произвола двуногих дебилов-недоумков, которые дергаются на ниточках тьмы!

Бог поругаем не бывает!! [26]

Иными словами – Всеобщее ВОПРЕКИ ВСЕМУ существует и СУЩЕСТВУЕТ Высший ЗАКОН, которому подчинено и Абсолютное Беззаконие!

И в безумии человеческом, через это безумие, через-само-это-безумие должен будет прорастать разум, и проклевываться к Свету ростки понимания.

По какой причине, чьей волей, какой силой?

СИЛОЙ ЗАКОНА!

 

И МЫ – РУССКИЕ – ЭТОТ ЗАКОН!

 

ИМЕННО В ЭТОМ НАШЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ!!

 

 

 

Волей Всеобщего и Его Несломимой Силой, которая есть Сила Духовного Подвига миллионов!

Зло Играет с миром в свою Игру стремясь уничтожить людей и Планету, но эта Игра – лишь момент Игры Тех, Кто Мастерством Своим Играет самими тёмными, чтобы наконец-и-в-конце-концов всего лишь ОДНИМ НЕОЖИДАННЫМ ХОДОМ закончить Темную Игру сделав её Ослепительной и Сжигающей Зло Игрой Света!

 

Чтобы организованной и вызванной Силой Блага особой рефлексией Зла – сотворить совершенно невозможное с человеческой точки зрения, но такое простое и очевидное с точки  зрения Всеобщего-Бога, который и есть Мастер Своей ИГРЫ.

Кто сомневается в том, что именно Всеобщее – есть Разум, Воля и Сила,  что именно Всеобщее располагает, а не безмозглые куклы издохшего сатаны [27] и его слуг? 

И надо ли напоминать ещё и в последний раз, что НИКТО из этих кукол уже не виноват в том, что возжелал стать Бездной Хаоса?

 

Безумие и вина несовместимы меж собой, ибо аннигилируют огнём боли и отчаяния который сами порождают.

 

Не будем более о тех, кого нет, и не будет В ВЕЧНОСТИ ВРЕМЁН НИКОГДА, ибо они не заслуживают даже смерти.

 

Будем далее лишь о тех, кто просто ЗАСЛУЖИВАЕТ СМЕРТИ.

 

 

Очевидно пока что ОДНО – лишь Россия и Русские воистину заслуживают СМЕРТИ и ПОТОМУ Жизни, но при условии, если готовы будут принять безоговорочно Первую во имя Второй, и ЭТИМ небывалым, почти немыслимым СВЕРХЧЕЛОВЕЧЕСКИМ АКТОМ ПОДЛИННОГО ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ГЕРОИЗМА, ПОБЕДЯТ И СМЕРТЬ И ИЗОРВАННУЮ ЕЮ ЖИЗНЬ СВОЮ, – И ВОЗВЫСИВШИСЬ НАД ОБОИМИ, ОБРЕТУТ ИНУЮ ЖИЗНЬ, ЖИЗНЬ ВЕЧНУЮ!!

 

 

Этот подлинный высший героизм с точки зрения мудрости мира сего будет выглядеть, И ОН ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖЕН ВЫГЛЯДЕТЬ абсолютным безумием – и это правда, и такие вещи нужно СОВЕРШЕННО СПОКОЙНО понимать и осознавать.

 

Но ВОВСЕ не безумие это, а абсолютно неожиданный, ЧУДЕСНЫЙ Ход Игры – ИГРЫ СВЕТА – «РОССИИ», которым она ставит МАТ ЭТОМУ МИРУ ЗЛА!

 

Ведь можно согласиться, что ВОВСЕ НЕ БЕЗУМИЕ триумфально закончить казалось бы, совершенно проигранную Историческую ИГРУ, превращая поражение – в Победу, небывалое УНИЖЕНИЕ – В ВЕЛИЧАЙШУЮ ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО, а весь этот насквозь сгнивший мир тьмы, – в МИР СВЕТА!!

 

Так на место Тёмной Антидуховной Силовой гегемонии всемирного насилия буквально окончательно рехнувшихся бешенных макак дохлого сатаныамериканоидов, и всех видов ублюдков-от-глобализации придёт Русская Духовная Гегемония!

 

Русская Духовная Гегемония – это не диктат, не насилие, не зло.

Русская Духовная Гегемония это Знание и пример для подражания, и Благо Истины для всех кто мыслит, кто претерпел, выстоял, Победил и ИМЕЕТ Высшее Право разделить Честь Духовной Победы с САМИМ ВСЕВЫШНИМ!

 

Наивысшая человеческая ЧЕСТЬ доступная человеку – ЧЕСТЬ СОТВОРЦА – ТВОРЦА МИРА!

 

Ведь даже самый тупой наш враг согласится, что Бог именно с теми Кто Принял Его Волю в себя!

 

Принял как Свою Волю!

 

ИМЕННО ТАК «последние станут Первыми»!

 

Так и только так они могут стать таковыми, но возможность ещё не есть действительность и воля человеческая свободна, но воля человеческая не оторвана от воли Всеобщего, она и есть ЭТА ВОЛЯ, ибо едины человек и Бог, и неразделимы.

Нужно лишь осознание!

Необходимо лишь обычное человеческое умение мыслить!

И тогда очень легко и распознать [28] эту Волю, и понять эту Волю, и принять ЭТУ Волю! Тогда можно Стать Этой Волей, и Быть Ей после ВО ВЕКИ ВЕКОВ!

 

Да, точно некому более в мире чинить это воистину окаянно-долбанное время, кроме нас русских… 

 

Осталось лишь понять, как это сделать, как чинить.

 

Этим мы и займёмся на протяжении оставшихся Глав Книги.

Вторая, Третья и Четвертая Главы посвящены особой теме уже имеющегося опыта, повторяем и акцентируем внимание на этом! – УЖЕ-ИМЕЮЩЕГОСЯ-ОПЫТАработы с формами  исторической субстанции теми очень немногими из людей, которые заложили фундамент научного понимания развития Истории.

Собственно, уже из наименования Второй Главы становится понятным, кто это.

 

Увы, удивительно, но этот опыт на текущий момент так и остался совершенно не осмысленным и не понятым!

Но чтобы просто правильно подойти к марксизму и пониманию его выдающейся исторической роли, нам необходимо ещё глубже понять сущность Исторического процесса – Жизнь и Развитие Абсолютного Как Субъекта Порождающего Течение Истории.

 

Сущность Истории – Абсолютное (Всеобщее) Сознание, мысле-формы Этого Сознания есть Формы Истории.

 

Время обнародовать в явном виде базовую Формулу дальнейшего Исторического Развития:

 

У РОССИИ И МИРА ЕСТЬ ТОЛЬКО ОДНО БУДУЩЕЕ – КОММУНИСТИЧЕСКОЕ!

 

Выводится эта формула из Теории трансформ-марксизма.

 

Трансформ-марксизм по существу и есть теория очищенного от хлама заблуждений  предрассудков коммунизма, теория настоящего коммунизма.

 

 

Законов социального развития действительно нет, ибо есть Единый Закон социального развития.

 

«История есть становление Всеобщего Сознания».

 

Всеобщее-Творец – Существует.

Всеобщее – Творит, то есть ощущает, очувствует, воспринимает и понимает Пространство Своего Творения.

Всеобщее – Мыслит, учится Мыслить и Понимать Сотворенное и учится понимать и мыслить Сотворенным.

Чувства, Восприятия, Понимание и Мысли  являют собой текучие, изменяющиеся и переходящие друг в друга Формы Творения.

Мыслеформы исторических форм Творимой Всеобщим Истории являют собой развертывающийся Миф Творения.

Человек и человечность полноправный соучастник Творения, ибо его назначение стать Со-творцом Творца Творения.

Творец и Творение отличают Себя от Себя самих, выявляя и развертывая в ранее едином строительство форм отличия, различия и формальных противоположностей. Далее все выявленные в результате аналитической формы познания формы переходят друг в друга через самих себя, поднимая и преобразуя: ощущение в чувство, чувство в восприятие, восприятие в понятие, а понятие – в Движение Духа Единое и для Творца и для Творения.

 

Таковы и финальная, и начальная фазы ИСТОРИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ, такова Сама История какая она есть.

 

Та или иная историческая мысле-форма как некоторая выявленная форма всеобщей мысли, движением всеобщего мышления первоначально учится отличать себя от себя самой.

Так рождается потенциал различия.

Потенциал различия сосредоточиваясь в форме, вынуждает её к делению, порождает далее безразличную к себе множественность.

Безразличие множественности по мере накопления ею собственного потенциала, потенциала второго вида, обособляясь от порождающей среды первого потенциала, отрицается собой, – что приводит к возникновению первичной рефлексии обособления, то есть к возникновению синтеза, как объединения первичных форм, и соответственно формальных противоположностей форм различного ранга.

Так возникает третий вид потенциала синтезирующего в себе первые два.

Все три формы потенциала являются одним потенциалом отрицания и обособления ранее единого в себе самом, его последовательной поляризации в себе и рефлексии.

Результат действия третьего потенциала – это новая форма общности уже в соответствующей мере поляризованная сама в себе.

 

Далее всё повторяется по развертывающейся спирали, пока от существовавшей однородности не остаётся даже следа, но одновременно с этим, и более того, – этими же силами расщепления и обособления, осуществляется становление и оформление однородности на новом уровне.

И это верно, обратим особое внимание, именно для того полушария Всеобщего, которое ответственно за процесс развития аналитического мышления, т.е. как бы «Всеобщего Рассудка».

 

Тезис – Антитезис – Синтез…

 

Последовательное  выявление всех трёх указанных видов потенциала, в буквальном смысле «потенциала» как некоего заряда, действительно существующей и действительно проявляющей себя энергии обособления, являет собой общий для западно-полушарного пространства Мышления Всеобщего Закон Развития.

В известном смысле этот Закон действует на всём пространстве Всеобщей Мысли, правда, с учетом особенностей взаимодействия и обособления двух противоположных друг другу Пространств Мысли и Чувства Всеобщего.

 

 

И вот, наконец, наступает момент Истории когда, – и мы вновь обращаемся к Киплингу:

 

«О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,

 

 Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный господень суд».

 

 

 

Потому что:

 

«Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,

 

Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?» [29]

 

 

Время Суда Всеобщего – это Время Синтеза накопленного и выявленного, переход Всеобщей Мысли в Её мышлении на новый уровень нового качества, качество Ментального Синтеза.

На этой Фазе Истории  формы перехода как формы действия Основного Закона очевидны:

Переход «Религии» как общей формы существования Сознания Восточного Полушария и «Науки» - как общей формы существования Сознания Западного Полушария Всеобщего – в прямом смысле «друг в друга через самих себя», и лучше и выразиться невозможно!

Ибо наука будет находить ни где-то извне, а именно в себе, те черты-формы религиозных форм знания Природы и Человека, которых ей так не хватало, а религия будет делать то же самое, обретая и ассимилируя научное знание, и пустота бессодержательности форм «науки» и «религии» как форм насильственного разъятая Единого Вневременного Мистического Знания со временем канет в Лету.

Религия своим содержанием и необходимым основанием отныне будет иметь науку, как наука – религию.

 

Итак, История людей по существу своему есть история развития Сознания, история развития Всеобщего Сознания и осознания, история развития Всеобщей Мысли и Мышления [30] . 

 

Методология,  которую мы применяем в нашем исследовании по сути подобна той, которую применяет и Ф.Гегель.

Отличия лишь в том, что в соответствии с имеющимся уровнем познания корректируется и уточняется само понятия «Абсолютного духа», именно как «Духа Всеобщего», то есть не Абсолютного, а относительного Духа, «Духа Планетарного» являющегося первой Космической Ступенью Иерархии Форм Действительного Абсолютного Духа.

Что же есть Абсолютный Дух в нашем современном понимании, при современном уровне развития знания?

Даже наша ВСЕЛЕННАЯ не является собственно воплощенным телом «Абсолютного Духа», ибо даже форма объединяющая в себе сотни миллиардов галактик в каждой из которых до сотни миллиардов звезд являет собой нечто совершенно определенное, хотя и аформальное, т.е. не имеющее границ.

Чтобы была возможность представить себе хотя бы направление в котором осуществляется и существует Иерархия Форм определенность которых снимается ими же самими, через определенность самих форм, то нужно попытаться представить себе, что наша Вселенная являет собой лишь Единичную ФОРМУ ВСЕЛЕННОЙ НЕКОТОРОЙ в свою очередь ЕДИНИЧНОЙ Формы-Идеи (являющейся однако ВСЕОБЩИМ для нашей Вселенной).

 

Итак, Бесконечность бесконечного числа Вселенных подобных нашей образует некоторую Единичную Форму-Идею, которая существует во Вселенной-ИДЕЕ Форм-ВСЕЛЕННЫХ, КОТОРАЯ В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ БУДУЧИ ЕДИНИЧНЫМ – ИДЕЙ-ФОРМОЙ СОСТАВЛЯЕТ В БЕСКОНЕЧНОСТИ СВОИХ ИДЕЙ-ФОРМ ВСЕЛЕННУЮ ИДЕЙ ФОРМ ВСЕЛЕННЫХ.

И ВОТ ПОСЛЕДНЕЕ БУДУЧИ ВЗЯТЫМ КАК ЦЕЛОСТНОСТЬ И ЕДИНСТВО И ЕСТЬ АБСОЛЮТ!

 

Абсолютный Разум – АБСОЛЮТНОЕ ВСЕЛЕНСКОЕ СОЗНАНИЕ, ИСТИННЫЙ АБСОЛЮТНЫЙ ДУХ ЭТО АБСОЛЮТНЫЙ ВСЕЛЕНСКИЙ ДУХ ВСЕЛЕННОЙ ИДЕЙ ФОРМ ВСЕЛЕННЫХ!

Можно согласиться, что в сравнении с «Абсолютным Духом» - Логосом нашей Планеты вневременное существование которого мастерски описано Ф.Гегелем, указанный АБСОЛЮТНЫЙ ДУХ являет собой нечто … ИСТИННО ФУНДАМЕНТАЛЬНОЕ, ИБО ОН ЯВЛЯЕТ СОБОЙ АБСОЛЮТ, ИСТИННОГО АБСОЛЮТНОГО ТВОРЦА, И НЕТ НИЧЕГО И НИКОГО КРОМЕ САМОГО АБСОЛЮТНОГО ТВОРЦА, МОГУЩЕСТВО КОТОРОГО ИСТИННО АБСОЛЮТНО, ИБО ОН ТВОРИТ И САМОГО СЕБЯ – ИЗ СЕБЯ САМОГО.

 

К слову, именно по этой причине мы как правило всегда использовали и будем использовать понятие Абсолютного всегда в связке с Всеобщим: «Всеобщее (Абсолютное)».

Итак, «Абсолютный Дух» Гегеля вовсе не абсолютен, а относителен.

По этой причине, по причине очень своеобразной формальной самодеформации гегелевской модели «Дух», не есть собственно Дух, но Всеобщее Сознание существующее в соответствующей в сравнении с человеческой плотно-материальной формой, бесконечно истонченной, но  всё ещё материальной форме.

И здесь есть одна очень важная тонкость, есть то, что всегда должно находиться в центре, и не позволять мыслителю впадать в крайности форм.

 

Истина лишена любой формы материальности материи всех своих форм поляризации себя.

 

Истина – ИСТИННА, потому что субстанциональна, то есть, ТРАНСФОРМАЛЬНА.

Нужно просто ПОНЯТЬ что во всём нами излагаемом НЕТ НИКАКОГО ИДЕАЛИЗМА!

Даже если мы говорим об Идее, мы говорим о материально-субстанциональной воплощенной форме  её существования, а не о чем-то эфемерно-несуществующим!

КАК может ЧТО-ТО СУЩЕСТВОВАТЬ, ЕСЛИ НЕ БУДЕТ ПРИ ЭТОМ МАТЕРИАЛЬНЫМ?!

Субстанция как Материя-Сознания является ПЕРВИЧНЫМ-И-ВТОРИЧНЫМ объединяющем в себе формы своей поляризации: Дух и Материю.

Гегель – не идеалист, так как он абсолютный идеалист, то есть идеалист достигающий ТОЧКИ объединения, ТОЧКИ единства «просто идеализма» и «просто материализма» во всех их собственных формах противостояния и взаимодействия друг с другом, как поляризационных форм ЕДИНОГО, что их порождает, и того, к чему они необходимо приходят – СУБСТАНЦИИ СОЗНАНИЯ.

Субстанция Сознания есть истинно ПЕРВОМАТЕРИЯ, ибо её «первичность» не формальна, а трансформальна.

«Первичное», если оно истинное первичное ДОЛЖНО ОДНОВРЕМЕННО быть и «вторичным», и, разумеется, всем тем, что находится между ними, и всё это ОДНОВРЕМЕННО!

 

Воистину смешна всякая философия и запредельно комичны все «философы», которые не понимает до сих пор элементарщины истинного соотношения материи и духа, и продолжают делить, обособлять как последние идиоты, одно от другого, продолжая делить, и деля всё на два лагеря «материалистов» и «идеалистов»! 

 

«Первичность» как и «вторичность» порождаются друг другом и как определенность форм существуют как своё-иное друг друга!  Истинная, по простому говоря настоящая, истинная «первичность» является единством двух этих противостоящих друг другу форм.

 

И НЕУЖЕЛИ ЭТО ТРУДНО ПОНЯТЬ?!

 

Философия ФИЛОСОФСКОГО ВСЕЕДИНСТВА, философия объединяющая СОБОЙ два ныне уже просто полубезумных философских лагеря, НЕОБХОДИМА КАК НИКОГДА, ибо человечество дозрело до того, что сможет воспринять Истину, человечество уже стоит перед дверью за которой СВОБОДА!

 

  Философия Абсолютного Материализма ТОЖДЕСТВЕННОГО философии Абсолютного Идеализма, которые НАКОНЕЦ-ТО ПЕРЕШЛИ ДРУГ В ДРУГА ЧЕРЕЗ САМИХ СЕБЯ и ДОСТИГЛИ ТРАНСФОРМАЛЬНОГО ЕДИНСТВА, должна стать единственной формой философии, ибо СТАНОВЛЕНИЕ-РАСПУСКАНИЕ ЦВЕТКА МУДРОСТИ как простого «любовного стремления» к ней должно наконец СТАТЬ МУДРОСТЬЮ как ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ ЛЮБОВЬЮ плодом которой и является ИСТИНА.

 

Вольное или невольное деформирование Гегелем Истины Абсолютного Духа, как в некоторой мере насильственное и не соответствующее самодвижению и самооформлению содержания оформление-упаковывание бесконечной иерархии бесконечностей в бесконечность определенности Всеобщего и, вероятно, отсюда проявившееся неведение, или, будет лучше сказать, размытость относительно видения ВСЕОБЩЕЙ КАРТИНЫ формы проявления Абсолютного (Всеобщего) Закона как фрактального Самоподобия Форм Творения, необходимо выправить.

Как ни странно, но фрактальность, разумеется, не как форма проявления, но как принцип осуществления является, по-видимому, самым наглядным представлением формы действия Всеобщего Закона.

Абсолютная Истина, например, в том, что «как вверху – так и внизу, как внизу – так и вверху». 

Эта сообщенная когда-то людям Тайна ныне как принято говорить «открыта наукой» и известна каждому образованному человеку, но в силу известного слабоумия науки, выражающейся как раз в том, что НЕТ единой НАУКИ, есть лишь  всё ещё не оформившаяся множественность «наук», не оформленная по причине банальнейшей неспособности ученых мыслить вне границ формально-логической парадигмы!

 

Итак, наше «выправление формы» заключается лишь в том, что мы предлагаем увидеть ВСЮ, ТО ЕСТЬ АБСОЛЮТНО ВСЮ МОНУМЕНТАЛЬНУЮ И ПОРАЖАЮЩУЮ ВСЯКОЕ ВООБРАЖЕНИЕ И ПРЕДСТАВЛЕНИЕ КАРТИНУ АБСОЛЮТНОГО!

 

Абсолютный Закон – это ПРЕДВЕЧНАЯ НЕИЗМЕННАЯ Трансформа Абсолютного как сохраняющаяся и приближающаяся к самой себе трансформ-мера самоподобия всей замкнутой на себя Трансформ-Бесконечности Вселенского Фрактала Абсолютной Жизни порождающей Самого Себя.

 

Человеческая Единичная Форма, которую принимает Всеобщая Жизнь, уже достаточно развита для того, чтобы на совокупности определенности форм проявления формы становления человечности как формы Фрактала Всеобщей Жизни, можно было бы понять исходя из Закона Tрансформального Подобия, становление Всеобщего как Космической Человечности.     

Бог – Человек Неба.

Человек – становящийся бог-владыка Земли.

 

«Человеческий Дух» − это сознание становящееся, осуществляющее себя как определенная форма, которую приняло Сознание Всеобщее.

Сознание осуществляет себя как рефлексия процесса мышления.

Мышление есть не просто некое абстрактное мышление вообще, но мышление человеческое, порождающее и порождаемое определенной материальной формой, которая генетически воспроизводится Всеобщим, но и воспроизводит, и необходима для осуществления Всеобщего.

Одним словом, особенности и закономерности функционирования плотно-материальных структур на которых и через которые воспроизводится Всеобщее Мышление, может и должна служить основанием разумения форм высших порядков, в том числе и Исторической Формы становления Всеобщего как целого.

 

Мы здесь утверждаем довольно очевидное, что этапы, последовательность становления форм человеческого мышления и человеческого сознания, выявляется такой последовательностью форм, которые подобны тем, в которых проходит становление Сознания гегелевского «Абсолютного Духа», т.е. Всеобщего Сознания как Сверхразумной Личности Планетарного Логоса.

И в свою очередь, становление, развитие  Сверхразумной Личности Планетарного Логоса проявляет себя Историей человеческой цивилизации, которую мы наблюдаем как бы изнутри.

 

Итак, наша человеческая История, как и История становления Планеты являются Историей Становления Мышления и Сознания Творца – Всеобщего Сознания – КОТОРУЮ [31] МЫ НАБЛЮДАЕМ КАК БЫ ИЗНУТРИ.

      

Человеческое существо учась мыслить, а ИМЕННО МЫСЛЬ  и является тем ОБЩИМ, что ЕСТЬ МЕЖДУ Творцом и творением, что их объединяет, роднит и соотносит как «образ и подобие», выявляет-определяет – создаёт понятия-формы как мыслеформы.

Логика развития мышления подробно описанная и показанная Ф.Гегелем в «Науке логики» является отражением ЛОГИКИ развития ВСЕОБЩЕГО МЫСЛИТЕЛЯ, КОТОРЫЙ ТОЧНО ТАКЖЕ СОЗДАЁТ, ОПРЕДЕЛЯЕТ, ОБЪЕДИНЯЕТ, ИЗМЕНЯЕТ И РАЗРУШАЕТ МЫСЛЕФОРМЫ, В КОТОРЫХ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, которое спирально вращается развертывающимся всем известным гегелевским циклом: «Тезис, Антитезис, Синтез».

Камень – мыслеформа Всеобщего.

Растение – мыслеформа Всеобщего.

Животное – мыслеформа Всеобщего.

Человек – мыслеформа Всеобщего.

Народ – мыслеформа Всеобщего.

Человечество – мыслеформа Всеобщего.

Сами эти мыслеформы созданные Творцом обретают собственную жизнь и в своём самодвижении взаимодействуют с иными мыслеформами различного ранга…

Человек же – во всём подобен своему Творцу, и он точно также творит свой внутренний мир, в котором живет, который развивает и через который взаимодействует с иными «внутренними мирами» иных людей, которые однако же существуют все в Едином Мире Творца.

 

Человек – рожденное Творцом становящееся «слово», Логос-в-процессе-становления, т.е. единичная Мысль-Чувство Всеобщего.

 

Бог (Всеобщее) мыслит-чувствует-осознаёт созданный Собой Мир, ЯВЛЯЯСЬ этим созданным миром в каждой его точке и форме.

 

Бог-Всеобщее видит, наблюдает, созерцает, очувствовывает и осмысливает Себя каждой воплощенной единичной точкой Своего Творения, и каждая такая точка Социального Пространства Творения – это человек.

 

В каждом человеке – в КАЖДОМВсеобщее-Бог.

 

И каждый человек является Мыслеформой, то есть Формой Живого Пространства воплощенного Слова Творца, причём в прямом смысле, то есть уже в понятной нам аналогии – определенный человек это понятие, как имя, как одно из бесчисленных и всё возрастающих в численности Имён создаваемого Творцом Мира.

 

Подобно тому, как человек именует понятиями-словами свои сотворенные собой  мыслеформы, и вообще сотворенный собой внутренний мир, и каждое из таких имён начинает жить своей внутренней жизнью, постоянно изменяясь под влиянием иных мыслеформ имён-понятий, образуя при этом имена-понятия всё более возрастающего ранга, Всеобщее также бесконечно дробит-выявляет, обособляет и изменяет, противопоставляет и связывает новыми синтетическими формами-именами Свой Мир.

Отдельная единичная форма («человек») живёт как бы своей жизнью, но при этом составляет и входит в возрастающую в числе иерархию жизней.

Это в зависимости от переживаемого исторического периода (эпохи) или абстрактная социальная иерархия: семья, род, племя, клан, народность, нация, народ…, или любая конкретная социальная форм-группа (социальная общность) как живой социальный фрактал.

И в каждой форме той или иной социальной общности есть своя так или иначе сознающая себя Жизнь (имеющая своё «Я») со своей мерой осознания себя, собственной направленностью вектора развития, которое совершенно не обязано совпадать с единичными векторами направленности жизненной активности единичных форм, но при этом опирается на них и является ими.

Та или иная социальная форма одновременно и реальна наличием себя, как определенной формы, имеющей в силу этого своё уникальное имя, но и иллюзорна, ибо изменяется уже в каждый момент осуществления операции определения (самоопределения) себя.

Просто говоря, каждая форма есть становление, иерархия становлений, каждое из которых может быть на мгновение зафиксировано некоторым именем-формой, которая одновременно выражает содержательность данной формы, но и вместе с тем и не выражает его, ибо в соответствующей мере условна, относительна.

 

Возьмём в качестве примера такое понятие как «капитализм».

Зададимся вопросом, каков смысл этого понятия, что оно несёт в себе? По сути, и в настоящий момент – почти всё что угодно.

Одна и та же понятийная форма означает некоторую множественность даже в собственно марксистской традиции (мировоззренческой системе) в зависимости от времени своего оформления. Совершенно различно содержание понятия «капитализм» в различных исторических вариациях на тему «марксизм».

Причём мы говорим именно о некоторой  «мировоззренческой системе», как в той и иной мере (в соответствующей мере!) структурированном и определенном иерархическом пространстве понятий.

Когда Карл Маркс говорит «капитализм» такой капитализм можно понять.

Когда Вебер произносит то же самое, то и этот капитализм [32] можно понять.

Когда Ленин писал о «капитализме» и «империализме», то и его «капитализм», и «империализм» можно понять.

Каждое из указанных форм-пониманий, причём опять же имеющее свою меру, и остающуюся уникальной, ибо определена она лишь в пространстве творца формы.

Далее введенное понятие начинает свою собственную жизнь, и понять, что это будет за жизнь можно лишь поняв, уяснив, какой именно эта жизнь была, будучи рождённой самим творцом-человеком.

Что оно означает и что может означать так сказать внесистемно, то есть для тех, у кого в той или иной мере отсутствует (размыта, двойственна и даже неопределенна) структурированность, иерархия и порой даже само пространство (!), сказать в таком случае вообще невозможно.

Форма как бы есть, но она пуста, бессодержательна и потому бессмысленна, так как существует не как форма определенности и граничности, внешней и внутренней, т.е. координированности [33] данного понятия относительно иных (всех иных), а сама по себе.

Такого рода форма и есть суть кажущееся, в том числе и тому «творцу», кто породил пустую форму, ибо ещё лишен мысли и потому подобен животному, для которого ещё нет мировоззрения, но есть простое мироощущение.

Сколько людей произносили слова «капитализм», «социализм», «коммунизм»? Произносили и произносят студенты, обыватели и преподаватели, произносились эти слова и за кафедрой и за столом, и в трезвом сознании и в упитии

 

Произносили и кажется понимали, что произносили…

Но понимали ли в действительности?

Нельзя рассуждать и пытаться определить и даже хоть как-то ограничить неопределенное понятие, ибо оно суть кажущееся, оно призрак, оно полу- и четверть существование-чего-то такого, о котором ничего сказать нельзя по определению – ибо оно неопределенно, ибо оно ещё-не-мысль, оно не мысле-форма, а лишь особая словоформа – словоформа чувства (чувство-форма), словоформа ощущения некоей познаваемой человеком формы мира.

И даже Бог не знает и не скажет, что означает это слово-чувство в устах тех неисчислимых младенцев мысли, которые когда-то и как-то пролепетали какой-нибудь «….-изм» со страшно важным видом!

А причина проста: значения ещё нет, нет рациональности, нет определенности как некоторой семантической величины, так как ещё нет координатного пространства (пусть и самого примитивного) данной формы относительно всех иных форм единого пространства понятий, созданного самим «творцом» этого «пространства».

Много ль таких младенцев?

Таким младенцем можно и нужно назвать всякого, кто объективно всё ещё продолжает заниматься выявлением, поименованием, обособлением понятийных форм, то есть продолжает обитать на фазе мировоззренческой познавательной аналитики.

Причём отдадим должное и заслуженное именно развитой форме аналитического видения мира, т.е. отдадим отчет себе в том, что даже она – большая редкость!

Ей, да ещё к тому же лишь в известной мере, соответствуют, её достигли так называемые ученые, политики высокого ранга, деятели крупного бизнеса (настоящего, а не воровско-ходорковского), и прочие представители человечьего царства, которые уже могут относительно свободно оперировать формами и могут достигать поставленных целей. Разумеется, и, как правило, всё ещё эгоистических, и призванных (собой и своим эгоизмом) противостоять другим столь же активным формально-мыслящим двуногим [34] .

Да, мир людей – ТАКОВ! И в этом нет ничего обидного, ибо это правда.

Каков смысл понятий «капитализм», «феодализм», «первобытнообщинный строй», «социализм» или «коммунизм»?

Об этом совершенно невозможно что-либо сказать вне вполне определенной, конкретной мировоззренческой системы, а поскольку у каждого своя «система», и даже более того – даже своё отсутствие таковой, то можно до одури рассуждать и спорить о смысле бессмысленности!!

 

Каков же выход?

Выход, или, по крайней мере, направление движения к нему, в понимании, то есть движении понимания как выявлении и индивидуальном самостоятельном построении из уже известных понятийных комплексов, которые знакомы человечеству, и которые в какой-то мере соответствуют действительной реальности.

 

Итак, мы не будем рассматривать ВСЕ известные «научные», «наукообразные» и научно-околонаучные понятийные комплексы и системы, не в этом наша задача.

Наша задача уже, но содержательнее, не рассматривать все неверные пути, а рассмотреть лишь неверный путь всех неверных путей, и предложить каждому мало-мальски мыслящему человеку убедиться, что ИМЕННО ЭТОТ ПУТЬ и есть ПУТЬ  ДОСТОЙНЫЙ МЫСЛИТЕЛЯ, и достойным того, чтобы СТАТЬ ОБЩЕЙ ДОРОГОЙ, ВЕДУЩЕЙ В ДОСТОЙНОЕ БОЖЬИХ ОТПРЫСКОВ БУДУЩЕЕ.

Так наша задача сужается, а пространство решения становится вполне обозримым.

Но прежде чем перейти к ней, напомним ещё раз СУТЬ Момента Исторического Времени, которое мы призваны исправить.

 

ИТАК…

 

1.        Всеобщее в развитии Своего Сознания и Мышления достигло максимума меры обособления, то есть достигло вершины рационально-рассудочного, формального мышления.

2.        Рассудочное Западное Полушарие уже включило в сферу своего влияния и ВСЁ Восточное Полушарие, что означает пытается насильственно и противозаконно [35] подчинить себе его работу.

3.        Момент достижения пика всеобщности формального расчленяющего мышления одновременно является ПРЕДВЕРИЕМ наступлением ФАЗЫ ВСЕОБЩЕГО Синтеза.

4.        С учетом всеобщности и тотальности происходящего данный Момент Истории является Всеобщезначимым Историческим Моментом возможности осуществления Всеобщего Синтеза с позиций Сил Эволюции, и Всеобщего Разрушения Всего с позиций Инволюционных Планетарных Сил.

 

На плотном материально-вещественном плане, то есть на плане воплощенной Истории  Мифа Творения это означает…

 

А) История Планеты и Мира Людей находятся на предельно крутом переломе;

Б) Полностью исчерпала саму себя имевшая место Парадигма Осуществления Развития, основанная на принципе личного блага с его формами реализации: алчности и господства силы, принуждения к подчинению, паразитирования;

В) Источником Исторического Развития в границах Парадигмы Личного Блага была энергия расщепления традиционных социальных форм [36] ;

Г) Осуществление всемирного господства Единой Идеологии Парадигмы Личного Блага в виде так называемой демократии  символизирует момент, по крайней мере, полного всеобщего расщепления традиционных форм и ее (идеологии) господства, и это момент достижения вершины господства главной паразитирующей социальной силы самого сильного взимающего исторического субъекта; этот субъект – США [37] ;

Д) Иерархия социально исторических форм порождаемых в границах Парадигмы Личного Блага не ограничивается и не может быть ограничена уровнем государства, но должна простираться выше; фактически это означает становление над- и сверх-государственных структур, и как некий логический финал – возникновение Мирового Государства государств, в котором господствующей силой являются Соединенные Штаты Америки;

Е) Насильственное единство в границах Парадигмы Личного Блага всегда имеет весьма специфическую идейно-идеологическую окраску [38] , и чем больше необходимый масштаб указанного рода «достижения целостности», тем специфичнее, а прямо говоря, тем в большей мере человеконенавистнической и антидуховной обязана быть сама «объединяющая идея»;

Ж) Достижение Всемирного Объединения в границах рассматриваемой Парадигмы потребует воплощения и внедрения идеологии  такой небывалой меры хищности и животности, в сравнении с которой даже идеология нацизма покажется детским лепетом и верхом человеколюбия, и общие черты такой идеологии уже начинают прорисовываться;

З) Идеология насильственного Всемирного Объединения (если позволить ей и далее оформляться) будет воплощена и будет насильственно внедрена в тело жизни человечества, что приведет к тотальному физическому уничтожению, истреблению, по крайней мере, четырех-пяти миллиардов человеческих существ и абсолютному антидуховному истреблению человечности как таковой;

И)  Альтернативой грядущему Всемирному Кошмару Наяву Человечества может стать лишь кардинальный («все-вдруг») переход на принципиально иную ценностную парадигму, речь о полном отрицании Парадигмы Личного Блага и замене её прямо противоположным основополагающим принципом существования – Принципом Блага Общего;

К) Единственной силой способной совершить указанное является Россия, тем более что у неё уже есть реальный практический опыт подобного, опыт, требующий  переосмысления уже кажется известного и понимания этого кажется известного не на уровне формальной логики, а на уровне логики большей меры общности.

 

    Все десять пунктов могут быть выражены в одном:

 

Парадигме Личного Блага соответствует логика формальная, логика разделяющая и аналитическая, логика тождества «А=А», логика «исключения третьего», и соответствующая ей господствующая форма мышления, единичная (личностная) и всеобщая (общественная).

Парадигме Блага Общего соответствует Логика Синтеза, Логика Диалектическая (Бинарная), ЛОГИКА СУЩЕСТВОВАНИЯ ТРЕТЬЕГО «ИЗ ДВУХ ВОЗМОЖНЫХ».

 

Когда Сванидзе в «Историческом процессе» («Суде Истории»), как рехнувшийся попугай с маниакальным упрямством пытается вновь и вновь убедить, что НЕТ, И НЕ МОЖЕТ БЫТЬ никакого иного пути, кроме пути «демократического» или «тоталитарного» [39] , и что по этой причине вся аргументация, предлагающая увидеть, например, в китайской модели развития некоторые черты существования «третьего пути из двух», якобы ЛИШЕНА ВСЯКОГО СМЫСЛА,  черпает свою силу ИМЕННО в ЛОГИКЕ ФОРМАЛЬНОЙ, в которой есть «или-или», но не может быть «и то, и другое одновременно, и потомутретье».

Обратим внимание ещё раз на источник безумия, который есть всего лишь определенный, закономерный этап, достигнутый уровень развитости мышления некоторого сознания (индивидуального или группового) способного воспринимать и понимать мир лишь в строгих границах формально-логических шор. 

При этом также повторим ещё раз: совершенно не следует понимать этот уровень вообще как нечто ущербное.

Без формальной логики была бы невозможно ни наука, ни вообще какое-либо рациональное понимание человеком мира. Без развитого рассудочного понимания, что собственно и есть воплощенное бытие формальной логики, нет и самого человека.

 

ЦЕЛЬ: не отрицание формальной логики, её отбрасывание, третирование или игнорирование, но осознанное преодоление и снятие её, превращение и переход формальной логики в её-иное – в логику диалектическую, трансформальную.

  

Надо просто понимать, что качества «положительности» или «отрицательности» формально-логического этапа развития сознаний и результатов их активности определяется не на уровне единичном, особенном и даже общем, но исключительно на уровне всеобщем.

 

Когда на плане Всеобщего начинает бить НАБАТНЫЙ КОЛОКОЛ Необходимости Всеобщего Синтеза, тогда миросозерцание, мировосприятие, мировоззрение и миропонимание должныОБЯЗАНЫ ТРАНСФОРМИРОВАТЬСЯ В МИРОВИДЕНИЕ.

 

Из этого вовсе не следует, что формальная логика отныне как бы «теряет» или даже «утеряла» свое значение и стала полностью «реакционной», разумеется, нет!

Напротив, правильность мышления, прежде всего его соответствие критериям формальной логики ужесточаются на порядок! Реакционными является не логика, о какой бы логике ни шла речь, но сознания, которые в угоду собственному эгоизму пытаются деформировать мир под себя, под собственную ограниченность и нередко потрясающую тупость и слабоумие, превращая тем самым весь мир в сатанинское сборище беснующихся слабоумных!

 

В чём суть исторического момента в отношении необходимого качества доминирующей мысли?

 

Формально-логическое восприятие и понимание мира стало недостаточным и слабым и ныне уже не способно противостоять силам хаоса и тьмы, и потому является по существу слабоумием совокупного планетарного человеческого сознания.

Слабоумию мира, слабоумию, опирающему исключительно на формальную логику и находящему лишь в ней источник своей силы, силы ставшей слабостью, во что бы то ни стало должен быть положен конец, иначе слабоумие мира станет всеобщим концом мира.

 

Итак, нужно наконец, увидеть истоки и причину ВСЕГО ТОГО, что творилось и творится на планете, ведь в формальной логике, точнее в монопольном  положении такой логики:

 

ВСЁ ИМЕВШЕЕ, ИМЕЮЩЕЕ и ПЛАНИРУЕМОЕ БЕЗУМИЕ СОТВОРЕННОГО «РЕФОРМАТОРАМИ-ЛИБЕРОИДАМИ»!

► ВСЯ СУЩЕСТВУЮЩАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ, ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ, ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И ДУХОВНАЯ РАЗОБЩЕННОСТЬ, УНИЧТОЖАЮЩАЯ РОССИЮ И РУССКИЙ НАРОД!

► СОКРЫТА «ТАЙНА» СУЩЕСТВУЮЩЕЙ, И КАЖУЩЕЙСЯ ТАКОЙ «НЕОДОЛИМОЙ» СИЛЫ, А В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ПОТРЯСАЮЩЕГО, ФЕНОМЕНАЛЬНОГО БЕССИЛИЯ «МИРОВОЙ ДЕМОКРАТИИ» и ЕЁ ПРОВОДНИКА - СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ!

►КОНЕЧНАЯ ПРИЧИНА ТОГО УНИЗИТЕЛЬНЕЙШЕЕ ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ГОСПОДСТВА НАД СОБОЙ ТРЁХ СОТЕН МИЛЛИОНОВ ЗВЕЗДНОПОЛОСАТЫХ ИМБЕЦИЛОВ!!

►СОКРЫТА ТАЙНА САМОГО ПРОТИВОЗАКОННОГО, ТО ЕСТЬ ПРОТИВОРЕЧАЩЕГО ЗАКОНАМ ТВОРЦА ГОСПОДСТВА, И ДАЖЕ САМОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ США, КОТОРЫЕ И СУЩЕСТВУЮТ, И ГОСПОДСТВУЮТ ЛИШЬ БЛАГОДАРЯ СЛОЖИВШЕЙСЯ УМОПОМРАЧИТЕЛЬНОЙ СИТУАЦИИ!!

 

А СИТУАЦИЯ ТАКОВА.

 

БЛАГОДАРЯ ТОМУ, ЧТО БОЛЬШИНСТВО ДЕБИЛЬНЫХ ОБИТАТЕЛЕЙ ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ, ПОЧЕМУ-ТО ПОЛАГАЕТ, ЧТО «ДОЛЛАР» ― это воплощение полного человеческого отчуждения и самоотчуждения, обладает какой-то значимостью и ценностью, сами США имеют ВОЗМОЖНОСТЬ ПАРАЗИТИРОВАТЬ НА МИРЕ И НЕПРЕРЫВНО НАСИЛОВАТЬ МИР!!

 

ИНЫМИ СЛОВАМИ, РОЖДАЮЩАЯСЯ НА ГЛАЗАХ ЧЕТЫРНАДЦАТИ МИЛЛИАРДОВ ГЛАЗ ШТАТОВСКАЯ ИМПЕРИЯ ЗЛА, СУЩЕСТВУЕТ БЛАГОДАРЯ БЕЗУМИЮ ВСЕХ ТЕХ, КТО ЕЁ НЫНЕ ДОБРОВОЛЬНО СОГЛАШАЕТСЯ СОСТАВЛЯТЬ, ТО ЕСТЬ СОГЛАШАЕТСЯ НА ГОСПОДСТВУЮЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ США И ПРИНИМАЕТ ЕГО КАК ДОЛЖНОЕ, КАК РАЗ ВЫРАЖАЮЩЕЕСЯ ГОСПОДСТВОМ «ДОЛЛАРА», ЭТОГО СИМВОЛА-ВЫРАЖЕНИЯ ГОСПОДСТВА ТЕХ, КТО ПРОСТО ИЗГОТАВЛИВАЕТ ДЛЯ СЕБЯ В НУЖНОМ САМИМ ШТАТАМ КОЛИЧЕСТВЕ ЭТУ ЗЕЛЕНУЮ БУМАГУ.

 

 

ДА, ДА, ДА!

 

ВЕСЬ УЖАС КАК РАЗ В ТОМ, ЧТО ВСЕ ДЕБИЛЫ МИРА, А ЭТО ИМЕННО ВСЕ ТЕ, КТО ОЧЕНЬ ЦЕНИТ ЗЕЛЕНЫЕ БУМАЖКИ ПЕЧАТАЕМЫЕ ШТАТАМИ, САМИ ОПЛАЧИВАЮТ И ПОТОМУ САМИ НЕСУТ ОТВЕТСТВЕНННОСТЬ ЗА ГОСПОДСТВО И ПАРАЗИТИРОВАНИЕ НАД СОБОЙ ЭТОГО САТАНИНСКОГО СТАДА САМОДОВОЛЬНЫХ ШТАТОВСКИХ ИМБЕЦИЛОВ! [40]

 

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ МИРА – ЭТО ГЛОБАЛИЗАЦИЯ МИРОВОГО КАПИТАЛИЗМА И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ ГОСПОДСТВА ТЕХ, КТО ЗАНИМАЕТ В НЕМ (ВСЕМИРНОМ КАПИТАЛИЗМЕ) ПРИВИЛЕГИРОВАННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ В СИЛУ ДЕМОНСТРАЦИИ СВОЕГО СТАТУСА ГЛАВНЫХ ПАРАЗИТИРУЮЩИХ СИЛ.

ПОДОБНО ТОМУ, КАК ПРИ ОБЫЧНОМ КАПИТАЛИЗМЕ В ГРАНИЦАХ ГОСУДАРСТВА КАПИТАЛИСТ ИМЕЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ПАРАЗИТИРОВАТЬ, ТО ЕСТЬ СУЩЕСТВОВАТЬ ЗА СЧЕТ ТЕХ, КТО ВКЛЮЧЕН В ОРБИТУ ЕГО ИНТЕРЕСОВ, ЧЕРЕЗ ИМ ОРГАНИЗОВАННУЮ И ПОДДЕРЖИВАЕМУЮ ФОРМУ ОБЩЕСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА, ЭТА ЖЕ КАРТИНА ПОВТОРЯЕТСЯ НА БОЛЕЕ ВЫСОКОМ УРОВНЕ.

 

ГЛОБАЛЬНЫЙ МИР – ЭТО МИР, В КОТОРОМ США ЯВЛЯЮТСЯ СОВОКУПНЫМ ПЛАНЕТАРНЫМ КАПИТАЛИСТОМ СТРЕМЯЩИМСЯ, КАК И ВСЯКИЙ КАПИТАЛИСТ К МОНОПОЛИИ, ТО ЕСТЬ СТРЕМЯЩИМСЯ УСТАНОВИТЬ СВОИ ПОРЯДКИ, СВОЮ ИДЕОЛОГИЮ ГОСПОДСТВА, УЗАКОНИТЬ СВОЁ ПРАВО ТВОРИТЬ ТО, ЧТО ЭТОМУ КАПИТАЛИСТУ ХОЧЕТСЯ ТВОРИТЬ, И ЧТО ОН НЕ МОЖЕТ И ДОЛЖЕН В СИЛУ СВОЕГО ПОЛОЖЕНИЯ НЕ ТВОРИТЬ.

 

ДЛЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГОСПОДСТВА ЭТОТ СОВОКУПНЫЙ ПЛАНЕТАРНЫЙ КАПИТАЛИСТ ВЫРАБАТЫВАЕТ ГЛАВНОЕ УСЛОВИЕ СВОЕГО ГОСПОДСТВА – ИДЕОЛОГИЮ ГОСПОДСТВА, И ЭТА ИДЕОЛОГИЯ, ИДЕОЛОГИЯ ТАК НАЗЫВАЕМОЙ «МИРОВОЙ ДЕМОКРАТИИ», НЕ МОЖЕТ НЕ БЫТЬ ПРЕЖДЕ ВСЕГО ИДЕОЛОГИЕЙ РАЗОБЩЕНИЯ И ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЯ ИНТЕРЕСОВ, ИДЕОЛОГИЕЙ ОРГАНИЗАЦИИ КОНФЛИКТОВ И ПРОТИВОСТОЯНИЯ ТЕХ, НАК КЕМ СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ ГОСПОДСТВУЮТ.

 

ДЕМОКРАТИЯ, ТАКИМ ОБРАЗОМ, ВОВСЕ НИ КАКАЯ «ВЛАСТЬ НАРОДА», А ВСЕГДА И ПРЕЖДЕ ВСЕГО, ФОРМА ОРГАНИЗАЦИИ И РАЗЖИГАНИЯ КОНФЛИКТА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ И ИНЫХ ИНТЕРЕСОВ.

ДЕМОКРАТИЯ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, ЭТО ВОЙНА [41] И ОРГАНИЗАЦИЯ ГДЕ ТОЛЬКО ВОЗМОЖНО КОНФЛИКТНОГО ПРОТИВОССТОЯНИЯ КАК НЕОБХОДИМОГО УСЛОВИЯ И ФОРМЫ СУЩЕСТВОВАНИЯ ГОСПОДСТВА ТЕХ, КТО СИЛОЙ НАСАЖДАЕТ ДЕМОКРАТИЮ ПО ВСЕМУ МИРУ,

ТАКОЙ КОНФЛИКТ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ И СУЩЕСТВУЕТ БЛАГОДАРЯ ОПРЕДЕЛЕННЫМ ПРАВИЛАМ – И ЭТИ ПРАВИЛА ПРОТИВОСТОЯНИЯ ПРОПИСАНЫ И УЗАКОНЕНЫ ТЕМИ, КОМУ ТАКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ ВЫГОДНО И НЕОБХОДИМО.

ЭТИ ПРАВИЛА И НАЗЫВАЮТСЯ ПРАВОМ, ПРАВОМ, КОТОРОЕ АКТИВНО ПРОДВИГАЮТ И НАВЯЗЫВАЮТ ВСЕМ СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ.

 

СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ ТАК РЬЯНО ВЫСТУПАЮТ ЗА ДЕМОКРАТИЮ ПО ВСЕМУ МИРУ ПРЕЖДЕ ВСЕГО ПОТОМУ, ЧТО ТАК НАЗЫВАЕМАЯ ДЕМОКРАТИЯ ЖИЗНЕННО НЕОБХОДИМА И ВЫГОДНА США.

 

ПОЧЕМУ ВЫГОДНА?

 

А ПОТОМУ ЧТО «РАЗДЕЛЯЙ – И ВЛАСТВУЙ»!

РАЗДЕЛЕНИЕ И ОБОСОБЛЕНИЕ ИНТЕРЕСОВ, ИХ СТАЛКИВАНИЕ МЕЖДУ СОБОЙ  И СООТВЕТСТВЕННО ИХ ОСЛАБЛЕНИЕ И СВЯЗЫВАНИЕ ДРУГ ДРУГОМ ОБЕСПЕЧИВАЕТ ГОСПОДСТВУЮЩЕЙ ГРУППЕ, КАК НЕТРУДНО ДОГАДАТЬСЯ – САМИМ СОЕДИНЕННЫМ ШТАТАМ – ДАЛЬНЕЙШЕЕ ГОСПОДСТВО.

 

ВНЕШНЕЕ ИНИЦИИРОВАНИЕ ОБОСОБЛЕНИЯ ИНТЕРЕСОВ, ТО ЕСТЬ «ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ СВОЕГО РОДА ОСОБЫМ ОРУЖИЕМ МАССОВОГО ПОРАЖЕНИЯ СОЗНАНИЯ, ВЫЗЫВАЮЩИМ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКУЮ ЭПИДЕМИЮ ОБОСОБЛЕНИЯ, ЯВЛЯЮЩУЮСЯ СРЕДОЙ, В КОТОРОЙ ВЫСТРАИВАЕТСЯ НОВАЯ СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТИУРА СОЦИАЛЬНОЙ ХИЩНОСТИ.

А ХИЩНИКИ СТРЕМЯТСЯ К ВЛАСТИ, ЧТОБЫ БЫТЬ В НЕЙ ТЕМИ, КЕМ ОНИ И СТРЕМЯТСЯ, И МОГУТ БЫТЬ.

И ВСЁ ЭТО БЕЗУМНОЕ ПОСЛЕДНЕЕ БЕСНОВАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИВОТНОСТИ И ХИЩНОСТИ И ЕСТЬ ДЕМОКРАТИЯ.

 

ПОСЛЕ ТОГО КАК ОБОСОБЛЕНИЕ И ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ РАЗДЕЛЕНИЕ СОСТОЯЛОСЬ, НУЖНО ЛИШЬ ПОДДЕРЖИВАТЬ ОГОНЬ КОНФЛИКТА, ТО ЕСТЬ ОГОНЬ ОБОСОБЛЕНИЯ.

ЭТОТ ОГОНЬ, НЫНЕ ПО СУТИ, АДСКИЙ ОГОНЬ.

РЕЗУЛЬТАТОМ «ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ГОРЕНИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ВЕЧНАЯ ОЗАБОЧЕННОСТЬ КАЖДОГО ЛИШЬ СОБОЙ И СВОИМ БЛИЖНИМ КРУГОМ, И ПОТОМУ ТЕ, КТО ОРГАНИЗОВАЛ ТАКУЮ ЖИВОТНОВОДЧЕСКУЮ ОЗАБОЧЕННОСТЬ, ОТНЫНЕ САМИ ОЗАБОЧЕНЫ ЛИШЬ ТЕМ, КАК С НАИМЕНЬШИМИ ИЗДЕРЖКАМИ С ЭТИХ ОЗАБОЧЕННЫХ ДВУНОГИХ БАРАНОВ РЕГУЛЯРНО СТРИЧЬ ШЕРСТЬ, С КАКОЙ РЕГУЛЯРНОСТЬЮ ИХ НЕОБХОДИМО РЕЗАТЬ, И ПИТЬ ИХ КРОВЬ.

 

БОЛЕЕ ТОГО, НА МЕСТАХ, ТО ЕСТЬ НА УРОВНЕ «СУВЕРЕННЫХ ГОСУДАРСТВ» ВО ГЛАВЕ ТОГО ИЛИ ИНОГО СТАДА СТАВЯТСЯ МЕСТНЫЕ НАЦИОНАЛЬНЫЕ САБЛЕЗУБЫЕ БАРАНЫ, КОТОРЫЕ ДЛЯ СВОИХ ХОЗЯЕВ ТАК ОРГАНИЗУЮТ ПРОЦЕСС, ЧТО ОТНЫНЕ БАРАНЫ САМИ СЕБЯ СТРИГУТ, САМИ СЕБЯ РЕЖУТ И ДАЖЕ САМИ СЕБЯ СВЕЖУЮТ…

 

ОБРАТИМ ВНИМАНИЕ, ЧТО ИМЕННО ЭТО РОССИЯ и ДЕЛАЛА С СОБОЙ В 90-х…

 

Проблема «ВСЕМИРНОГО ГОСПОДСТВА» США НАД МИРОМ, которая, впрочем, даже не проблема, но естественный результат функционирования самого принципа эгоизма являющегося «принципом господства», лишь в том, что Сам Планетарный Господин ТАК ЗАЖРАЛСЯ, что несмотря на всю СВОЮ добровольно и по тупости всех окружающих его рабов ПЕРЕДАННУЮ И ПОДДЕРЖИВАЕМУЮ САМИМИ РАБАМИ СИЛУ, становится ОТНОСИТЕЛЬНО СЛАБЕЕ, а не СИЛЬНЕЕ!

 

То есть ныне существующий повсеместный кошмар кошмарности ситуации в том, что Абсолютная Социальная Сила, т.е. СИЛА ГОСПОДСТВА США над миром БОЛЕЕ НЕ РАСТЁТ, И ДАЖЕ НЕ ОСТАЁТСЯ ТОЙ ЖЕ, ЧТО БЫЛА ВЧЕРА!!

И именно в этом ДЛЯ ВСЕХ ТЕХ, кто признает эту силу – молясь на доллар и демократию, отвешивая поклоны в направлении Запада и вылизывая штатовский зад, НАХОДИТСЯ НЕМИНУЕМАЯ И СТРАШНАЯ СМЕРТЬ! 

Почему?

А потому что ответ на этот вопрос является ответом на иной вопрос: а как же можно и далее сохранить статус-кво «ПЛАНЕТАРНОГО ГОСПОДИНА» для самих США?!

 

Да, очень просто!

Продолжить демократизацию обособления там, где такого обособления ранее не было, это с одной стороны.

С другой, организовав своего рода «демократию второго уровня», то есть насильственно навязывать и расширять и далее "демократическое поле" КАК УСЛОВИЕ ФОРМИРОВАНИЯ Планетарного СВЕРХгосударства старым, проверенным способом: «разделяй и властвуй»!

 

Иными словами, США могут дальше играть свою роль лишь при условии связывания и открытого противопоставления друг другу всех иных сил любыми способами, сковывая и обессиливая их ИСКУССТВЕННО вызванными конфликтами, т.е. проще говоря войнами!

 

И тогда относительное взаимное ослабление конкурентов и противников США является, как легко можно догадаться их (США) усилением.

И не важно, что при этом будут лишены жизни десятки и сотни тысяч (как в Югославии, Ираке и Афганистане) и прольются реки крови!

Абсолютное большинство тупых звездно-полосатых имбецилов волнует лишь их собственные проблемы, на всё иное им просто наплевать, и этого более чем достаточно, чтобы всё трехсотмиллионное двуногое стадо стало как  целое, стало стадом бешенных одержимых свиней, стадом стремящимся пожрать И НЫНЕ УЖЕ ЖРУЩИМ весь мир!    

Надо видеть!

Отныне США и их сателлиты так должны видоизменить свою позицию и политику действий, что недалекому человеку может даже показаться, что ТВОРЯЩЕЕСЯ НЫНЕ В МИРЕ, т.е. ТАЙНО ТВОРИМОЕ сейчас США, никак не может выражать их интересы!

Но такой интерес легко можно обнаружить, увидев всю картину целиком, картину НА УРОВНЕ ОБЩЕГО, картину, в которой чем больше весь мир ослабляется в результате новых форм «демократизации», то есть расширения зоны прямой конфликтности, тем относительно сильнее становятся Штаты, тем крепче доллар и власть Штатов над миром.

 

Нет, не об «организованном хаосе» должна вестись речь, а о ПРЕСТУПЛЕНИИ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, о ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ ВСЕХ ЗВЕЗДНО-ПОЛОСАТЫХ УБЛЮДКОВ, И ИХ ХОЛУЁВ И ПРИХВОСТНЕЙ ВО ВСЁМ МИРЕ!!

 

Речь должна вестись об отлавливании всех травей, которые сейчас руководят и направляют США (и ранее ими руководили и направляли) и ПРЕДАНИИ их СУДУ как военных, политических преступников, КАК УБИЙЦ И НАСИЛЬНИКОВ, КАК ПРОВОДНИКОВ СИЛ ЗЛА И САТАНИСТОВ!!

 

Речь должна вестись о выявлении и об отлавливании и предании СУДУ всех национальных ублюдков, принявших сатанизм глобализации и согласившихся служить США и потому Планетарному Злу!

 

Любая форма даже просто лояльного отношения к США НЫНЕ – абсолютный и неопровержимый факт впадения в сатанизм, исповедования, пропаганды и распространения сатанизма!

 

И надо сразу отдать себе отчет в том, что по всей даже ныне существующей «правовой шкале» ПРИГОВОР ДЛЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ «ПРАВЯЩЕЙ ЭЛИТЫ» (национальной или планетарной) ДОЛЖЕН БЫТЬ ОДИН – УНИЧТОЖЕНИЕ!

Ибо на руках Бушей, четы Клинтонов, Райс и всей прочей (в том числе и национальной (государственной)) мрази в виде их прямых соратников и «борцов за мировую демократию», крови БОЛЬШЕ, и преступления их СТРАШНЕЕ и НЕПОПРАВИМЕЕ, чем, например, на руках ГИТЛЕРОВЦЕВ Освенцима или подручных Пол Пота!

Нужно понимать, что нынешние проводники сил тьмы, стремящиеся к мировому господству (пока что) убивают в большей мере ДУШИ, чем ТЕЛА, что и делает их преступления тысячекратно более ужасными, чем все ранее совершенные! 

 

При этом, разумеется не должно упускаться из вида, что ИСТОЧНИК ЗЛА вовсе не в этих перечисленных нескольких тысячах или десятков тысяч нелюдей, а в многомиллионной массе эгоистичных тварей по всему миру которые все в совокупности и составляют то, что нужно называть формирующейся «Всемирной Империей США» или сатанинским Сверхгосударством всего впавшего в сатанизм человечества.

 

Да, США В ПРЯМОМ СМЫСЛЕ – АНТИДУХОВНАЯ РАКОВАЯ ОПУХОЛЬ ПЛАНЕТЫ, А ВСЕ ТЕ, ДЛЯ КОТОРЫХ США И ВСЯ ИХ УБЛЮДОЧНАЯ ДЕМОКРАТИЯ СО ВСЕМИ ЕЁ АТРИБУТАМИ «СВЕТ В ОКОШКЕ» и ЕДИНСТВЕННОЕ ДОСТОЙНОЕ ВСЕХ БУДУЩЕЕ, ЯВЛЯЮТСЯ МЕТАСТАЗАМИ ЭТОЙ РАКОВОЙ ОПУХОЛИ! [42]

 

И ВСЯКИЙ, КТО НЕ ВИДИТ В США АБСОЛЮТНОГО МЕТАФИЗИЧЕСКОГО ВРАГА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА и БОГА – УЖЕ САМ ЯВЛЯЕТСЯ ВРАГОМ БОГА и ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, с ОЧЕВИДНЫМИ ВЫТЕКАЮЩИМИ ОТСЮДА ПОСЛЕДСТВИЯМИ ДЛЯ СЕБЯ ЛИЧНО!!

 

НО ПОСКОЛЬКУ РЕЧЬ И ЗАБОТА КАЖДОГО РАЗУМНОГО СУЩЕСТВА ДОЛЖНА ИДТИ О ЧЕЛОВЕЧЕСТВЕ, О ВСЕМИРНОМ ОРГАНИЗМЕ, О ЕГО ЗДОРОВЬЕ И ЖИЗНИ, ТО МАЛО ПРОСТО БОРОТЬСЯ С РАКОМ «ДЕМОКРАТИЗАЦИИ».

 

НУЖНА КАРДИНАЛЬНАЯ ОДУХОТВОРЯЮЩАЯ ПЕРЕЗАГРУЗКА, ПЕРЕДЕЛКА ВСЕГО СОЦИАЛЬНОГО ОРГАНИЗМА И ВСЕЙ ИММУННОЙ СИСТЕМЫ, ТО ЕСТЬ НУЖНА ВСЕМИРНАЯ ДУХОВНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ!

 

В КАКОЙ МЕРЕ США НЫНЕ ОТВЕТСТВЕННЫ И СПОСОБСТВУЮТ ПРЕВРАЩЕНИЮ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА В ДЬЯВОЛОЧЕЛОВЕЧЕСТВО, В КОТОРОМ ЛИШНИМИ ОКАЖУТСЯ МИЛЛИАРДЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ СУЩЕСТВ, В ТАКОЙ И САМО ЧЕЛОВЕЧЕСТВООТВЕТСТВЕННО ЗА СВОЁ НЫНЕШНЕЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ!

 

ИНЫМИ СЛОВАМИ, ВСЕ ТЕ, НАД КЕМ НЫНЕ ГОСПОДСТВУЮТ США, ТЕ, КТО НЫНЕ ВПОЛНЕ ДОВОЛЕН ТАКИМ ГОСПОДСТВОМ, ДОСТОЙНЫ СВОЕГО ГОСПОДИНА, И ДОЛЖНЫ БУДУТ РАЗДЕЛИТЬ ЕГО УЖАСАЮЩУЮ СУДЬБУ!

 

И ПОНЯТНО, ЧТО УКАЗАННОЕ «ДОСТОИНСТВО» ЯВЛЯЕТСЯ БЕЗУМИЕМ, КАК И ПОНЯТНО, ЧТО БЕЗУМИЕ ДОЛЖНО - БЫТЬ - ПРЕОДОЛЕНО!

 

И В ПРЕДСТАВЛЕННОЙ ВЫШЕ КАРТИНЕ РЕЧЬ НЕ ИДЁТ О КАКОЙ-ЛИБО «МОНОПОЛИИ НА ИСТИНУ», НО О ПРОСТОЙ ВОЗМОЖНОСТИ САМОМУ ЕЁ – ИСТИНУ – УВИДЕТЬ, И САМОМУ ЛИЧНО НАЧАТЬ ОТСТАИВАТЬ ЕЁ СУЩЕСТВОВАНИЕ!

 

ДЛЯ ЭТОГО НУЖНО ПРОСТО ПОПЫТАТЬСЯ ХОТЯ БЫ ВПЕРВЫЕ В ЖИЗНИ НАЧАТЬ МЫСЛИТЬ, И ТАКИМ ОБРАЗОМ ОБРЕСТИ НАКОНЕЦ, И «ОБРАЗ» И «ПОДОБИЕ» ТВОРЦА И  СПАСТИ САМОГО СЕБЯ ИМЕННО КАК ТВОРЕНИЕ ДОСТОЙНОЕ ТВОРЦА СВОЕГО, А НЕ НЕЧТО ДЕФЕКТИВНОЕ И ДОСТОЙНОЕ ЛИШЬ БЫТЬ ВЫБРОШЕННЫМ ИЗ ПОТОКА ЭВОЛЮЦИИ!

 

И ВОТ ВО ВСЁМ ЭТОМ, ОДНОВРЕМЕННО И НЕВЫРАЗИМО СТРАШНОМ СЕЙЧАС, НО И НЕВЫРАЗИМО ПРЕКРАСНОМ – ОТКРЫВАЮЩИМИСЯ ВОЗМОЖНОСТЯМИ, СУТЬ И ДУХ ВРЕМЕНИ!

 

ДА, ДА, ДА! ИМЕННО В ЭТОМ СУТЬ ПЕРЕЖИВАЕМОГО СЕЙЧАС ВСЕМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ ВРЕМЕНИ!

 

Страшна ТАКАЯ СУТЬ уже известно для кого, и все эти страшащиеся, конечно же, будут против, ибо они просто ДОЛЖНЫ «БЫТЬ ПРОТИВ»!

Лишь бесстрашные, лишь ДУХОВНЫЕ ВОИНЫ не УСТРАШАТСЯ ПОКАЗАННОЙ НАМИ СУТИ ВРЕМЕНИ!

 

И здесь уже ГОТОВЫЙ ОТВЕТ на возможно даже ещё НЕЗАДАННЫЙ ВОПРОС, вопрос о своём ЛИЧНОМ ПРАВЕ ЖИТЬ, о СВОЕЙ ЛИЧНОЙ ЦЕННОСТИ для Всеобщего, СВОЕЙ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ НУЖНОСТИ для Творца!

 

Ещё раз:

 

«Когда на плане Всеобщего начинает бить НАБАТНЫЙ КОЛОКОЛ Необходимости Всеобщего Синтеза, тогда миросозерцание, мировосприятие, мировоззрение и миропонимание должны ОБЯЗАНЫ ТРАНСФОРМИРОВАТЬСЯ В МИРОВИДЕНИЕ».

 

Итак, Всеобщий Синтез есть, прежде всего:

 

1)   Глобальный Духовный Переворот, который является ВСЕМИРНОЙ ДУХОВНОЙ РЕВОЛЮЦИЕЙ;

2)   РОССИИ и РУССКОМУ НАРОДУ как Первопроходцам, как Соборному Мессии человечества принадлежит великая честь ЗАВЕРШЕНИЯ НАЧАТОГО в 1917 году;

3)   ИМЕННО РОССИИ и РУССКОМУ НАРОДУ как Первопроходцам, как воплощенному БОЖЬЕМУ ВОИНСТВУ дарована ВЕЛИКАЯ ЧЕСТЬ стать непреодолимым ДУХОВНЫМ ЗАСЛОНОМ становящемуся дьяволочеловечеству, и ПОКАЗАТЬ СВОИМ ПРИМЕРОМ, показать всему миру ПРЯМУЮ ДОРОГУ к Богочеловечеству;

 

Отсюда можно сделать необходимые выводы.

 

И если только некая совокупность выводов существуя, вызывает к жизни практические действия, то она и является понятым, как центром смысла Сути Времени, времени которое для одних НАВЕЧНО заканчивается, а для других наступает и уже НАВЕКИ  пребудет с ними, ибо они – именно они достойны ВЕЧНОЙ ЖИЗНИ, они – когда-то посеянное Иисусом Христом и ныне готовое прорастать ДУХОВНОЕ ЗЕРНО Грядущего во Славе Богочеловечества!

 

***

 

Ещё в Предисловии к Первой Части было заявлено, что  в философском плане рассматриваемая в Книге философия является философией всеединства, и эта демонстрируемая философия является законной наследницей одноименного русского философского направления.

По существу философия всеединства и его представители разработали такой идейный фундамент, значение которого вполне сопоставимо  с идейным вкладом К.Маркса и В.Ульянова (Ленина), определившим судьбу Великой Страны и Великого Народа и Судьбу всего Мира в 20-м столетии. 

Напомним базовые и существенные моменты содержания философии всеединства.

Для этого мы, прежде всего, обратимся ещё раз к В.И.Моиссеву, философу, который разрабатывает  по его словам философию «неовсеединства».

 

В анализе осуществленном В.И.Моисеевым (фрагмент работы представлен ниже и далее) выявлен и показан ряд ключевых для понимания моментов, которые, к слову, мы подробно рассмотрели ранее, в предыдущих Главах Первой Части Книги. Предлагается обратить на них внимание, что и будет напоминанием философских основ философии всеединства.

 

Итак, речь идёт:

 

1.      О понимании мышления и ментального движения как движения-самодвижения особого Пространства Мысли по отношению к самому Пространству (в самом Пространстве);

2.      О проективной концепции осуществления [43] общего, особенного и единичного [44] ;

3.      О сущностной антиномичности (противоречивости) мышления, сознания и понятия;

4.      О том, что всеединство порождается и существует логикой абсолютного (предельного) основания;

5.      О том, что всеединство имеет фрактальную (самоподобную структуру);

6.      О том, что логика всеединства символико-математически может быть выражена, осмыслена и понята как рефлексивная (самопорождающая, т.е. рождающая саму себя) логика перехода формальной логики ― в логику диалектическую, и наоборот, что находит своё осуществление в математической форме логики предельного перехода и континуума, а кроме этого теории комплексных чисел.

7.      О том, что логика всеединства вносит жизнь самодвижения в мертвую форму истории, адекватно выражая её направление и смысл в виде становящегося Сознания Живого Исторического Субъекта [45] .   

 

«Соловьев предлагает своего рода “проективную” концепцию всеединства [46] : множество начал может быть рассмотрено как множество предикатов-проекций одного и того же сущего, как бы разных его сторон и аспектов. Каждый предикат “сущего всеединого” - это “сущее”-при-некоторых-условиях. С этой точки зрения структура усовершенной множественности в логике всеединства напоминает структуру математического многообразия, при которой исследуемый объект может быть вложен в “тесную” для него среду только “по кусочкам”. Также и “сущее” не может быть сразу и вполне выражено той мерой полноты, которая присутствует в нашей ментальности, распадается на свои “проекции”, образуя всеединство как своего рода “ментальное многообразие”. Причем, каждая проекция-“бытие” “сущего” использует все возможные ресурсы одномоментного и непротиворечивого представления “сущего” средствами нашей ментальности, выступает как ментальное пространство (тотальность). Представленность “сущего” множественностью своих тотализованных представлений рождает неизбежную антиномичность “сущего” для разума. Уже Соловьев отмечает необходимость развития в рамках “органической логики” (логики всеединства) теории антиномии, идея чего была подхвачена позже Флоренским. “Сущее всеединое” выражает себя не просто в началах-предикатах, но несовместимых предикатах. Однако, если Соловьев склоняется к трактовке антиномичности только как следствия его отношения к нашему разуму (идея “высшего закона тождества” самого “сущего”), то Флоренский, Франк уже в гораздо большей мере полагают, что необходимо антиномическая природа укоренена в самой природе “сущего”. Это делает более равноправными статусы “сущего” и “бытия”, усиливая самоподобную (фрактальную) природу всеединства.

Каждый из представителей школы в свою очередь усиливает тот или иной аспект более равновесной логико-философской конструкции Вл.Соловьева, в связи с чем можно говорить о всеединстве частных логик всеединства в русской философии всеединства. Логика всеединства С.Н.Булгакова в большей мере опирается на трактовку базовой ментальной диады “сущее - бытие” в терминах ментально-топологической конструкции “трансцендентного” и “имманентного”. Булгаков усиливает апофатический момент в отношениях “сущего” к “бытию” и склоняется к преимущественной интерпретации логики всеединства на различного рода мистико-ноуменальных онтологиях. Логика всеединства Павла Флоренского ставит перед собой задачу разработки проблематики всеединства в рамках своеобразной “символики трансцендентного”. Структура “символа” строится как та же ментальная диада “сущее - бытие”, но в гораздо большей мере рядополагающая оба своих предела и обретающая в связи с этим повышенную способность самореферентности и самоподобия. Флоренский явным образом проводит параллели между структурой бесконечного всеединства и математическими предельными процессами, ему же принадлежит важная идея двуслойности многообразия, моделирующего всеединство: элементы всеединства должны обладать двойной топологией, будучи отделимыми и различимыми между собой в одном плане и неотделимыми, “склеенными”, - в другом плане (“Мнимости в геометрии” - одна из попыток Флоренского разработать математическую модель всеединства как двуслойного многообразия на множестве комплексных чисел). Семён Франк осуществляет планомерную технологию приготовления всякого “отрезка реальности” как ментальной диады, и в этом его подход может быть сопоставлен разве что с методологией распространения идей предела на все числовые структуры в математической теории континуума. Логика всеединства Льва Карсавина сосредотачивает свое внимание на проблематике соотношения эмпирических и идеальных всеединств, воплощая методологию прикладного всеединства на материале философии истории» [47] .

 

 

Итак, предварительный обзор идеи всеединства закончим словарной статьей в которой, пожалуй, схвачено всё, что нам необходимо далее суметь увидеть. А увидеть нам необходимо прежде всего ИСТОЧНИК той потрясающей самобытности и жизненности живой диалектической мысли рожденной Русским Историческим Духом – Живой Воплощенной Индивидуальностью Всемирного Духа [48] :

 

««Всеединство - единство Вселенной, в которой веши в их внутренней связи и взаимодействии образуют единое целое. Понятие всеединства встречается у элеатов – “Все есть единое” (“Hen kai pan”), в особенности у неоплатоников. Учение о всеединстве занимает особенно важное место в пантеизме, монизме, а также у рус. религиозных философов.

 

Всеединство - философское учение (идея, принцип), раскрывающее внутреннее органическое единство бытия как универсума в форме взаимопроникновения и раздельности составляющих его элементов, их тождественности друг другу и целому при сохранении их качественности и специфичности. В. было представлено в различных философских концепциях, начиная с неоплатонизма. Наиболее яркое выражение проблема В. нашла в русской философии, где, начиная с B.C. Соловьева, сложилось самобытное направление – философия В., к которой могут быть отнесены системы Флоренского, Булгакова, Карсавина, Франка, Н.О. Лосского, а также, по ряду оснований, взгляды С.Н. Трубецкого, Е.Н. Трубецкого, Лосева и др. В качестве идейного предшественника русской философии В. необходимо рассматривать учение о соборности славянофилов. […] Следует при этом учитывать, что хотя категория В. по преимуществу онтологическая, но в силу глубины и богатства содержания она включает в себя гносеологические, этические, социологические, антропологические и иные аспекты. Наиболее разработанной является софиологическая концепция В., базовый вариант которой предложен Соловьевым. […] В основе мира, согласно Соловьеву, лежит Абсолютное, которое, являясь Сверхсущим, тем не менее не отделено от мира. Внутренняя диалектика Абсолютного-Сверхсущего ведет к возникновению реальной множественности вещей и одновременно к их разделенности и разобщенности (бытие как иное Абсолютного). Однако бытие не может характеризоваться только раздробленностью, иначе этим отрицалась бы абсолютность Абсолютного. Единство бытия реализуется через деятельность Мировой души, Софии и Богочеловечества как посредствующих звеньев между предметным множеством и безусловным единством Божества. Центральную роль здесь выполняет София как идея (собрание идей) мира, актуализирующаяся познанием и деятельностью человека, на которого и возложена функция восстановления В., что является сутью исторического процесса. В нравственной области положительное В. есть абсолютное благо, в познавательной – абсолютная истина, в сфере материального бытия – абсолютная красота. Если Соловьев делает акцент на дуалистическом противопоставлении софийного (божественного) и несофийного (тварного) бытия, то Флоренский и Булгаков, напротив, утверждают гармоничность и целесообразность тварности, обладание ею многими чертами софийности. Оба последователя Соловьева, разделяя его представление о единстве твари в Боге, в попытке его обоснования выбирают путь не нисхождения от Абсолюта к твари, а восхождения от твари к Абсолюту. София находится одновременно и в божественном и в тварном бытии, в результате Абсолютное и мир смыкаются во В. В качестве внутреннего принципа В., силы, созидающей и скрепляющей его, выступает любовь (Флоренский, “Столп и утверждение-Истины”; Булгаков, “Свет невечерний”). Наиболее характерной особенностью монодуалистической интерпретации проблемы В. (Карсавин, Франк) является отказ от введения третьего софийного бытия в качестве посредника, связующего божественный и тварный мир, и усмотрение В. во внутренней сущности последних. В модели Карсавина центральное место принадлежит понятию “стяженного бытия”, согласно которому целое в “свернутом” виде присутствует во всех частях, а любая часть – во всех других частях целого. Соответственно любой предмет есть момент В., а различие между В. и его моментами оказывается многоступенчатым, что придает В. иерархический характер. Принцип В. дополняется у Карсавина принципом триединства, позволяющим представить универсальное всеохватное бытие как динамический процесс развертывания единой разъединяющейся-объединяющейся субстанции (“О началах”, “О личности”). Отличительной особенностью модели Франка является ее гносеологическое обоснование. Различая предметное (знание об окружающей нас действительности) и интуитивное (знание подлинной реальности или бытия) знание, Франк приходит к выводу, что открываемая предметным знанием сумма определенностей не может исчерпать собой все бытие и логически выводит нас к металогическому началу, или непостижимому, являющемуся всеединым началом бытия. Суть его может быть выражена только на основе монодуалистического описания бытия и знания (“Непостижимое”). Моноплюралистические концепции В., формируясь под сильным влиянием монадологии Лейбница, стремились совместить представление о множественности субстанциальных (суверенных, самодостаточных) начал бытия с их принадлежностью к Абсолюту, в котором, однако, они не теряют своей самобытности. Наиболее развитую форму данная концепция получила в философии Лосского, исходным принципом рассуждений которого является идея “имманентности всего всему”. В. истолковывается Лосским как принцип взаимосвязи и взаимодействия субстанциальных деятелей – конкретно-идеальных сущностей, сообщество которых образует иерархически организованный мир, где каждая сущность, в отличие от лейбницевских монад, открыта для взаимодействия с другими, а все вместе они единосущностны друг другу и высшей абсолютной реальности – Богу (“Мир как органическое целое”). Иная попытка интерпретации проблемы В. на основе синтеза христианской онтологии и символистской картины реальности была предпринята поздним Флоренским (“Имена”, “Иконостас” и др.) и ранним Лосевым (“Философия имени”, “Диалектика мифа” и др.). Вся реальность, согласно Флоренскому и Лосеву, проникнута смысловыми отношениями, представляя собой совокупность символов этих смыслов. На вершине и в основании реальности находится Бог, сам символом не являющийся, но порождающий и вмещающий в себя смысловую сторону всех символов. Единство всего сущего усматривается в его одухотворенности, осмысленности, энергийной, а не субстанциальной причастности всего Богу. Сущность вещей наиболее полно выражается в слове, имени, в конечном счете и являющимися наиболее фундаментальными принципами бытия и познания. Имя и слово есть то, что есть сущность для себя и для всего иного. Поэтому и весь мир, и вся вселенная есть имя и слово» [49] .

 

 

Для нас в данный момент особый интерес представляет та философская мировоззренческая интерпретация идеи всеединства, которая выработана Львом Платоновичем Карсавиным.

Её выдающийся или скорее гениальный характер и научную значимость можно выразить в следующей формуле:

 

 

ТРАНСФОРМ-МАРКСИЗМ = МАРКСИЗМ + ФИЛОСОФИЯ ВСЕЕДИНСТВА;

 

 

В человеческом понимании судьба марксизма в России, и в связи с этим надрывно-трагическая судьба самой России, была предрешена отсутствием в марксизме  диалектических (аформальных, спекулятивных) оснований, и подменой таких оснований формальными.

 

Вот они:

 

1)      Отсутствие Всеобщего как Живого Субъекта-Объекта (своего рода «Бога-Творца»), т.е. в ПРЯМОМ СМЫСЛЕ отсутствие абсолютного основания [50] ;

 

2)      Аформально-предельный характер Исторического Процесса как встречного перехода единичного и всеобщего друг в друга, в марксизме был подменен удивлено примитивной моделью классовой поляризации социума, с последующим уничтожением, «революционной ликвидацией» одного из полюсов («плохого», буржуазного), что по предстапвлениям классиков марксизма непосредственно и сразу (с учетом, разумеется, периода «диктатуры пролетариата») и должно было привести к желаемому «концу предыстории»  человечества.

Иными словами, из Истории как Исторического Процесса подчиненного Всеобщему диалектическому Закону развития была полностью удалена диалектика вечного разворачивающегося спирального самодвижения перехода противоположностей друг в друга, т.е. диалектика вечной трансформации (становления) [51] .

 

Иначе говоря, пункт первый говорит об фундаментальной ошибочности научной формализации, именно как формального отрицания наукой («позитивной наукой») существования Всебщего («Бога») как Абсолютного Основания.

 

Пункт второй утверждает  принципиальную ошибочность того, что т.н. «пролетариат» является тем «итоговым классом», на базе которого и будет далее «революционной диктатурой» построено «бесклассовое общество».

 

Так истинная диалектика, ДИАЛЕКТИКА ПРЕДВЕЧНОГО ВЕЧНОГО ЕДИНСТВА, ЯВЛЯЮЩЕГОСЯ ВЕЧНЫМ СТАНОВЛЕНИЕМ, была подменена формализмом квазидиалектической НЕЛЕПОСТИ некоей вечной «БОРЬБЫ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ», с на деле фактическим поразительным и примитивно простым формальным (!!) устранением одного полюса противоречия!     

 

   Хотело бы, чтобы читатель осознал принципиальную простоту [52] тех изменений в марксистской теории, которые приводят к видоизменению-превращению «марксизма вер.1.0» → «марксизм вер.2.0»!

 

По сути дела ТОЛЬКО ЭТО и более НИЧЕГО!

 

Но марксизм весьма парадоксален!

 

А парадокс в том, дело в том, что даже отсутствие полноты диалектичности и её подмена формализмом  (в указанных двух пунктах), самой заложенной в основании марксизма методологией, основа которой – диалектика, все принципиально ошибочные моменты теории в финале (если речь идёт именно о результате) во многом снимаются сами собой.

Иными словами, марксизм все же – если ограничиться первой приближенной моделью действительности, так сказать «линейной», получает, в конце концов, и в целом правильные результаты!

Итак, дабы ещё полнее разъяснить предмет скажем, что марксизм как таковой является сугубо линейной, и потому так сказать вырожденной, предельно линейной (элементарной) теорией общественного развития.

В этом и именно в этом, проявляются особенные черты и характер марксизма сформированного в относительно спокойный и действительно весьма близкий к «линейному» период формирования мирового капитализма, который на момент формирования теории ещё не стал истинно всемирным, и не мог им стать.

Европейский капитализм 19-го столетия до такой степени отчетливости демонстрирует явный характер и очевидность поляризации общества на два общественных класса, что фундаментальная ошибка марксизма кажется вполне объяснимой, так как кажется, всё иное, просто противоречит «здравому смыслу».

Хотя, разумеется, творцов теории по вполне понятным причинам можно и нужно упрекнуть за чисто человеческую слабость и подчинение диктату «здравого смысла», но если ВИДЕТЬ ВСЮ СВЕРХЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ИСТОРИЧЕСКУЮ КАРТИНУ, то указанная «человеческая слабость» вполне объяснима.

Человек в сравнении с Махиной Локомотива Истории, которая к тому же лишь внешность формы проявления Космических Сил и Воль, – действительно слаб, и с этим ничего  поделать нельзя... 

История как непрерывный наблюдаемый человеком результат, как простое следствие активности скрытых причин не может не быть такой, какой она уже есть и уже известна, какой она ЗАМЫСЛЕНА Творцом от Начала Времен.

Творец остаётся Владыкой Творения, ибо ОН ЕСТЬ ВЛАДЫКА И ВРЕМЕНИ, в котором Его Творение живет, развивается и уничтожается, оставаясь однако Вечно Жить в Памяти, и именно эта Жизнь и есть то, о чем сказал Христос: Бог есть Бог Живых, а не Мертвых!

И стать со-творцом Истории можно лишь став выразителем Воли Творца.

В первой четверти 20-го столетия существенные элементы нелинейности в теорию марксизма были введены Владимиром Ульяновым (Лениным), который привнёс в марксизм основы теории и практики диалектики тождества и перехода противоположностей бинера «капитализм – социализм».

 

Удивительно, но истинная, настоящая диалектика разумения указанного перехода и превращения противоположностей были настолько новы, непривычны и совершенно НЕПОНЯТНЫ, НЕВМЕЩАЕМЫ для сознаний индивидуальных, групповых, и вообще всего общественного сознания, что в результате оказались действительно АБСОЛЮТНО НЕПОНЯТЫМИ и УТЕРЯННЫМИ на многие десятилетия, несмотря и вопреки почти кричащей очевидности практически ВСЕГО, что Владимир Ульянов (ЛЕНИН) написал и сказал в данном отношении в период с 1917-го по 1923 год!

 

Речь, разумеется, идёт о так называемой «новой экономической политике» или нэпе, о сущности «нэпа».

Речь о его, НЭПа, воистину никем не понятой всемирно-исторической роли и значении, как основы и так и непостигнутого никем смысла загадочного ленинского высказывания «о пересмотре всей точки зрения нашей на социализм».

Диалектический характер нэпа и логика такого его понимания, были подменены формально-логическим видением и разумением нэпа, как «отступления» и «временной меры», и в конечном счете – обычного капитализма – что и явило собой в последующем осуществленный Сталиным своего рода «термидор Октября» и воплощением некоей очень специфической, жутковатой и, к слову, очень русскойкарикатуры на социализм.

 

Да, ИМЕННО – КАРИКАТУРЫ!

 

И в данной оценке нет ни малейшего умаления всего того, что совершено русским и советским народом, но лишь требование ПОНЯТЬ, что ДАЖЕ ЭТА СТРАШНАЯ СТАЛИНСКАЯ КАРИКАТУРА НА СОЦИАЛИЗМ была ВЫШЕ ПО СВОЕМУ ДУХОВНОМУ СОДЕРЖАНИЮ И ИСТОРИЧЕСКОМУ ЗНАЧЕНИЮ, чем ВСЕ предшествующие эпохи ВМЕСТЕ ВЗЯТЫЕ!!

 

 

И понятно также, что карикатура предполагает существование оригинала, и отсюда можно и ГЛАВНОЕ НУЖНО представить, ЧТО ЖЕ СОБОЙ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ОРИГИНАЛ, если даже карикатура на него оказалась СТОЛЬ ЗНАЧИМОЙ ДЛЯ ИСТОРИИ?

 

Итак, всё указанное мы далее разберем в этой и следующих Главах Второй Части Книги, разберём очень подробно и со всем возможным вниманием, а сейчас нам понадобится Л.П.Карсавин о философии всеединства в своей книге «Философия истории» («Философия истории» § 65):

 

«Метафизика всеединства – давняя традиция философской мысли. Она коренится в философии Платона, развита и обоснована новоплатонизмом и отцами Восточной Церкви, Эриугеною, Николаем Кузанским. С большей или меньшей силой и ясностью сказывается она в системах Лейбница, Шеллинга и Гегеля. Наконец, она является отличительной чертой национально-русской философской мысли. Русские философы, а вернее – филиасофы [53] , которые стоят вне ее, неизбежно должны отрицать русскую философию, и, принимаясь за ее историю, сводить эту историю на доказательство несамостоятельности и даже несуществования русской философской мысли. После трудов Н. О. Лосского, С. Л. Франка, Б. П. Вышеславцева основные проблемы онтологии и гносеологии всеединства могут считаться выясненными. Это позволяет автору считать многие из его тезисов уже обоснованными, обязывая его отметить лишь те специфические черты, которые отличают усматриваемый им аспект метафизики всеединства.

Здесь, прежде всего, выдвигается религиозная ориентированность системы, внутренняя ее связь с православной религиозной метафизикой. Первенствующее значение приобретает теория Абсолютного. В данном исследовании можно было оставить в стороне учение об Абсолютном как о Триединстве, хотя именно этим учением даются последние основания понятиям бытия и небытия, становления и погибания, личности, Боговочеловечения и Боговоплощения. Существенней для философии истории проблема взаимоотношения между Абсолютным и относительным. В связи с этим необходимо установить понятие истинной абсолютности, как совершенного всеединства абсолютности (Бога – Творца, Искупителя и Усовершителя) с «иным», которое ею созидается из ничто или (что то же самое, но только взятое с другой стороны) свободно ею становится (§§ 13, 29). Такое понимание абсолютности (Божества), родственное умозрениям Плотина, Николая Кузанского и Каббалы, уясняется благодаря понятиям Благости (§ 8, стр. 54, § 13), бытия, как самоутверждения, и небытия, как самоотдачи (§§ 5, 7, 22, 25–27, 37), теофании (§ 13, стр. 77). Оно раскрывает Абсолютное как совершенное чрез самоусовершение, усовершающееся чрез самоумаление, живое чрез смерть, бесконечное чрез самооконечение, одним словом – как абсолютное чрез релятивирование самого себя. И отсюда мы извлекаем понятие «иного», как тварного и свободного, несовершенного, становящегося из ничто в абсолютность, и усовершающегося, и приходим к догме Богочеловечения.

Абсолютное предстает, таким образом, как совершенное всеединство» [54] .

 

Итак, что же такое есть «всеединство»?

 

Всеединство есть диалектическая целостность в его собственном самопорождающим себя движении.

 

Не некое абстрактное «формальное целое», в котором в привычном смысле слова есть «часть» и есть «целое» как «совокупность», как «система» «частей», но как Единая Жизнь, ЕДИНАЯ ИМЕННО ПОТОМУ, ЧТО МНОЖЕСТВЕННАЯ!

Трудность понимания ТАКОГО РОДА Единства, и есть чисто диалектическая трудность непостижимости для формального ума умеющего мыслить лишь единственным доступным для него методом мышления – расчленения познаваемого.

Аналитическое познание стремится познать жизнь и её природу, но негодные инструменты и методология непременно и постоянно превращают такого своего рода врача-исследователя в патологоанатома. Результатом неизменно является то, что можно выразить известным анекдотом: «вскрытие показало, что больной умер от вскрытия».

 

«Развитие необходимо предполагает то, что развивается. Нет развития без субъекта развития. Но субъект не вне развития – в этом случае он бы нам совсем был не нужен, – а в самом развитии. Нет субъекта и развития, а есть развивающийся субъект. Тем самым он реален, как реально само развитие, и должен быть признан объемлющим и содержащим все развитие, т. е. всевременным, ибо развитие протекает во времени, с эмпирическим возникновением и погибанием его моментов, всепространственным постольку, поскольку развитие протекает в пространстве, всекачественным, ибо оно многообразно качествует, всеединым или «единым и всяческим», ибо развитие не безразличность, а и единство и множество» [55] .

 

 

Итак, чтобы было предельно ясно, что такое есть «всеединое»...

 

 

Простой ответ: «Всеединое» есть «единое-и-всяческое»…

 

 

Всеединое это единое опирающееся на своё противоположное, т.е. на бесконечно разнообразное потенциально и актуально – «все-всяческое», как на необходимое своё основание, что означает одновременно существование во всякомединичном-и-все-всяческом, во всякомособенным-и-все-всяческом, и в общем-и-все-всяческом в качестве необходимого основанияЕдиного-Всеобщего, проявляющегося всем перечисленным как СВОЕЙтекущей формой существования-и-становления.

 

Кратко говоря: всеединое есть становление-переход единого (всеобщего) и единичного друг в друга через самих себя.

 

«Развитие» есть самодвижение «целого-и-всех-его-частей», но нет ни «целого», ни «частей», а есть движение самодвижения, есть переход противоположностей друг в друга в континуальном единстве всех своих моментов.

Развитие, таким образом, не есть некий «субъект» и некое «развитие», но именно «развивающийся-субъект», т.е. субъект в движении рефлексии, субъект, который сам для себя является объектом.

Таково ВСЯКОЕ развитие.

Идёт ли речь о «мертвой», лишенной разума «природе», или природе разумной в лице «человека» и его сознания, мы всегда и повсеместно можем наблюдать ИМЕННО ТАКУЮ КАРТИНУ ДВИЖЕНИЯ вместе с его параметрами (проециями), например, направленностью вектора движения.

Такое движение и есть движение всеединства.

По сути же, всеединство является ничем иным как становлением становящегося, т.е. трансформальным, которое не может быть принципиально выражено любой формой формального, например формами т.н. «идеалистического» или «материалистического» понимания или мировоззрения, и соответствующего этому моделирования, отражения и выражения действительной реальности.

Очень интересна и показательна оценка Л.Карсавиным попыток построить понимание исторического процесса (движения) исходя из двух форм познания применяемых к истории.

Как материальные формы, так и формы сознания, которые являются в формальном понимании «идеальным» – отражением материальных форм, не в состоянии адекватно выразить Историю, но «диалектический материализм» в силу наличия хотя и ущербного, но все-таки диалектического ядра имеет явное преимущество перед «идеализмом».

История собственно своей материальной практикой доказала наличие такого преимущества. Но формально-односторонний и, по сути, недиалектический характер того, что называлось «материалистическим пониманием истории» было, разумеется, обречено на фиаско.

 

 

«С этой точки зрения становится ясным, почему так бесплодны споры между историками идеалистического и материалистического направлений. – Снимается самый предмет спора, как фиктивный. Но вместе с тем раскрывается и основание стерильности и безжизненности мнимо-синтетических попыток примирения, т. е. признания того, что есть и материальные и идеальные причины. Пред лицом такого умственного бесплодия следует выдвинуть несомненную заслугу исторического материализма. Она в том, что он монистичен и что на почве его возможно, вопреки его заданию и вере, большее проникновение в природу исторического. Недаром он сам очень быстро забывает о причинном объяснении и начинает говорить о «диалектике», правда, не понимая ее существа и противоречивости своих утверждений.

В данной связи, однако, нас занимает не это. – Мы убедились в неприменимости причинного объяснения и там, где речь идет о двух процессах, возводимых (а вернее низводимых) в причины или факторы. То же самое, конечно, будет справедливым для какого угодно количества основательно или безосновательно, реально или только методологически отличных процессов. Для применения к исторической действительности категории причинности необходимо, чтобы эта действительность была реально разъединена. И по-видимому, есть такая область истории, где разъединенность явлений несомненна.

Исторический процесс является или представляется непрерывным, поскольку мы рассматриваем его как социально-психический. Но ведь в нем есть и «внешние», «объективные» стороны. Всякий историк говорит о социальном строе, социальных отношениях, о размерах землевладения, высоте ренты, доходах и расходах, наконец – о границах государства и географическом ландшафте. Так и в приведенном выше примере социальная идеология крестьянства не может быть обособлена от некоторых вполне конкретных явлений: от размеров крестьянских владений, величины платимых крестьянами оброков и т. п. И неудивительно, что стремление сделать историю наукою в том смысле, какой этому термину придает естествознание, связано со стремлением свести исторические явления на «внешние» или «объективные» факты и, в конце концов, с тенденциями исторического материализма. В известном отношении исторический материализм – законнейшее дитя историографии, усматривающей свою цель в установлении причин и законов» [56] .

 

       

В этом контексте становится понятным, что ключом к действительному пониманию истории не может не быть именно трансформальная форма, как особая, так сказать «абсолютная, чистая-диалектическая-форма» или просто трансформа.

Трансформа существует как самодвижение непрерывно-дискретного-единства- материи-и-духа, то есть трансформа является текущей формой субстанциональности объединяющей обе противоположности, как формой всеединства всеединой формы.

Что означает, каков смысл четырех последних понятий-слов предыдущего предложения?

А это означает, например, что в данной конкретной форме трансформы развивается всеобщая форма, что в свою очередь означает, что данная трансформа генетически родственна, и более того – тождественна ВСЕМ ИНЫМ формам трансформ, что она есть момент КАЖДОЙ их них, как и ИХ ВСЕЕДИНСТВО Всеобщности данное ВСЕМИ своими моментами, и одновременно находящимся вне этих всех моментов.

Иными словами трансформа одновременно есть трансцендентное-и-имманентное, неизменное-и-изменяющееся, часть-и-целое.

И чтобы дать предельно наглядную интерпретацию всей суммы парадоксов-определений трансформы следует видимо просто сказать, что самой наглядной моделью-реализацией понятия «трансформа» является такое удивительное нечто как «живая голограмма», каждый фрагмент которой одновременно тождественен всем иным фрагментам и всей голограмме в целом. 

 

Что же есть такое рассматриваемая нами субстанциональность и её трансформа?

 

Она есть Сознание.

Сознание и является единственной «идеальной материальностью» или субстанцией, из которой, и которой строятся все формы.

 

Кем строятся?

Сознанием!

 

Любое сознание, любого ранга обеспечивающее существование того, что называют материей, есть субстанциональная трансформа-сознания – СОЗНАНИЯ-ТРАНСФОРМЫ-КОСМИЧЕСКОГО-ВСЕЕДИНСТВА, Живого Вселенского Фрактала Жизни.

 

Проникая в сущность сознания того или иного ранга и порожденных им форм, мы можем понять, то есть проникнуть в сущность любого исторического явления, и увидеть его движение, в том числе и как движение рожденных им форм, понимая, конечно же, что сущность едина для всех рангов (форм), и эта сущность является своими формами, каждая из которых есть одновременно и трансформа.

 

«Социальные отношения, социальный строй, как и право, и государство, и общество, и класс, суть некоторые психические реальности, природу которых, конечно, надо выяснить, что и будет сделано в дальнейшем, но которые, во всяком случае, не существуют без индивидуумов и внешне не выразимы и не разъединимы иначе, как условно и путем аббревиатур. То же самое следует сказать и о социальном или хозяйственном положении. При исследовании его большую помощь могут оказать точные статистические данные, цифры. Но все эти цифры – только знаки скрытой за нами реальности и совсем не обладают тем же смыслом и значением, каким обладают они в науках о материальной природе. Предмет истории всегда социально-психическое; и только на основе психического возможен исторический синтез» [57] .

 

Историческое развитие, таким образом, немыслимо без субъекта исторического движения. Кто этот субъект?

 

Сознание.

 

Всеобщее Сознание как Форма всегда предстает перед познающим человеческим сознанием подвижным потоком единичных форм-фокусов сознания и разнообразнейшими формами их сочетаний и переходов, их текучестью, подвижностью, всепроникающим характером, тем, что это сознание (форма) одновременно и внешнее, и внутреннее, непрерывно-единое-и-целостное, но существующее в неисчислимости дискретностей различного ранга, которые могут жить и мгновение, и существовать развиваясь, изменяясь и совершенствуясь на протяжении тысяч лет. 

Таким образом, Всеобщее Человеческое Сознание, это одновременно и индивидуальное, единичное, и групповое (особенное и общее) сознание, включая, разумеется, все неопределенно большое число групп, каждая из которых обладает своим сознанием, т.е. своим определенным, имеющим границу той или иной плотности, собранным в фокус той или иной меры концентрированности, «я».

Такое «я» может быть фокусом некоторого социального единичного (конкретной личности), а может быть и центром группового сознания, причем группа может быть и виртуальной, т.е. существовать кратковременно.

Хотя жизнь такой «виртуальной групповой личности» может быть очень краткой, а социальной бытие кажется абсолютно не существенным, но вся совокупность такого рода сознаний, их виртуальных форм [58] , и составляют живое тело всеобщего сознания. Невозможно указать, где именно начинается данное «определенное сознание», и «заканчивается» другое – всё едино, все движется и изменяется, всюду один единый, непрерывный, но квантованный и дискретный, имеющий бесконечное число границ в себе самом поток сознания, каждое изменение которого будучи единичным,одновременно является и особенным, общим и всеобщим.

Трудно поверить, но каждая мысль, каждое ничтожнейшее движение любого рода сознания некоторого субъекта порождает мгновенно распространяющуюся в Пространстве Волну, одновременно являясь и воплощенным действием, и воплощением действия Движения Этой Волны.

(Сравним: «Малейший акт индивидуума есть воплощение и спецификация им высшего: сразу – и его акт и акт всех высших личностей». (Л.П.Карсавин «Философия истории», см. далее).

Субстанция Времени по сути своей субстанция Сознания.

 

Неисчислимое число волн плотности времени в процессе их наложения, взаимодействия, интерференции в субстанции времени – субстанцией времени порождают Ноумен Сознания, как Целого-Опирающегося-на-Вечность, являющегося, то есть облекающегося в бесконечное число форм, как легко убедиться феноменами сознания во всех своих формах: «мертвых», «живых» или «разумных», обладатели которого уже канули в лету или существуют в данный момент развертывания Бытия. 

 

«Субъект, как всеединство моих моментов, сам оказывается лишь моментом высшего субъекта, другими моментами которого являются иные субъекты (и «объекты»). Этот вывод неизбежен и необходим. Пока для нас достаточна приведенная сейчас общая формулировка.

Я, как всеединый в своих моментах (качествованиях) субъект, являюсь сам лишь моментом высшего субъекта. Но необходимо строго различать (как уже указано выше – § 5 – и будет обосновано далее) в моем (а затем и во всяком) всеедином субъекте его полную актуализованность от эмпирической его неполноты, потенциальности и стяженности, не ипостазируя тем не менее эту различность в два разных субъекта. Пока наше внимание сосредоточено главным образом на всеедином субъекте в его завершенности; на эмпирии же – постольку, поскольку она завершенность эту поясняет и к ней приводит.

Всеединство нашей души возможно лишь в том случае, если она и всевременна (по крайней мере – в пределах всего ее временного бытия)» [59] .

 

«Признавая свою личность всеединством, я признаю всякий момент ее единственным и неповторимым. Если же моя личность раскрывается в них, она не становится чем-то отвлеченно или формально-общим: каждый из них вся она. Разумеется, она общее, как личность, подобная другим; но потому, что само Наивысшее Бытие есть принцип личности, и так, что она не только есть, а и не есть. Она иерархически ниже той, которую индивидуализирует. Но только в порядке ограниченности и стяженности мира она представляется временно или пространственно низшею. В усовершенном всеединстве принцип иерархии нечто безмерно превышающее то, что мы под ним разумеем. Некоторое пояснение дает всеединство души.

Наконец, момент не индивидуальность именно потому, что он момент, одно качествование; индивидуальность же – всеединство своих моментов.

Так мы приходим к определению момента-качественности как единообразности, а в стяженности бытия еще как общности и укорененности не в себе, а в личности. Личность же есть всеединство и безусловное многообразие, хотя и осуществляет себя в причастии качествованиям высших личностей. В этом смысле личность есть нечто абсолютно установленное, не создаваемое и не порождаемое другою личностью, но только качествующее другими и индивидуализирующее их качествования. Таков смысл богословского утверждения того, что всякая душа творится Богом; и таков же последний, самый глубокий мотив разъединенности монад у Лейбница. Разъединенность превозмогается только смертью, тем, что всякая личность и есть и не есть, и рождается, и погибает, и воскресает, т. е. бессмертна чрез смерть.

Абсолютное Бытие, рассматриваемое в отношении к Нему созидаемого Им из ничто, тем самым из ничто свободно  возникающего и обожаемого Им, делаемого Им Собою мира, есть абсолютное совершенное Всеединство. Оно – все, что только существует, все и всяческое. И во всяческом, в каждом Оно все, ибо всяческое не что иное, как Его момент, в Нем полный и совершенный. Абсолютное Всеединое не простая данность или совершенство, не «actus purus». [60] Оно и акт и потенция, и «esse» и «posse». [61] Оно совершенное «Possest», как говорил Николай Кузанский. Оно еще и становление, указуемое в слове «Possest» общею «posse» и «esse» буквою «е». Оно совершеннейшее единство возможности-становления-действительности, и в целостности своей и в каждом из своих моментов.

Познавая Абсолютное в противопоставлении Его нам, а себя как приемлющих от Него все, что есть в нас, мы тем самым познаем Его, как абсолютную Благость. И космос, моментом которого мы являемся, должен, как создание абсолютной Благости, быть полным и совершенным образом и подобием Ее, более того – Ею самой. Иначе Она не абсолютна. – Созидаемый из ничто космос получает от Творца полноту Его бытия, Его самого. Именно потому он не только пассивно получает Бога, но и свободно, активно Его приемлет и завоевывает. Бог его делает Собою, а он собою делает Бога. Один и тот же акт является, если рассматривать его со стороны Бога, актом творения Богом мира и человека из ничто, а если рассматривать его со стороны мира и человека – свободным актом приятия ими завоевываемого ими Бога. Лучше всего этот двуединый акт, неотличный, конечно, от совершающих его Бога и космоса (человека) назвать термином теофания.

 Абсолютность есть и логически-тварная абсолютность, и абсолютность неопределимая, и первая творческая абсолютность, и абсолютность, превышая, объемлющая первую и тварность. В этом нет и тени пантеизма, ибо, поскольку мир существует, мир не Бог, а иное и, в качественной самобытности своей, ничто, поскольку же он – Бог, он – производное, созидаемое из ничто и приемлемое Богом. В этом нет и умаления Бога, которое присуще всем видам дуализма. – Абсолютность выше нашего разумения, выше нашего понятия об абсолютном, полагаемом в необходимом противостоянии относительному. Абсолютность Божества такова, что Бог есть и Божественное Всеединство без чего-либо иного, т. е. еще без Космоса, и самоограничение и самоуничтожение Божественности в свободно завоевывающем Ее космосе, и превозможение иного во всецелом его обожении, приятии его в Себя, и Божественное Всеединство уже без тварности.

 космос (и его момент – человек) – совершенное всеединство, как единство своей возможности со своими усовершением и усовершенностью. Он возникает свободно по зову Бога, Богу противостоит, Богом становится, Его поглощая, и в Боге погибает, поглощаемый Им. Космос – совершенное всеединство и в целом своем и в каждом из моментов своих. Однако, как свободно становящийся Богом, т. е. как могущий приять Бога и в полноте и в неполноте, участняя, космос – возможность ущербленности, умаленности своего совершенства. И он не только возможность умаленности себя или в себе Бога, а и действительность такой умаленности, «грешный», «виновный», «отпавший» и «караемый» в своей же реальной умаленности Богом космос. Он – дурная бесконечность становления своего совершенством, всеединство не только несовершенное, а и бесповоротно  несовершенное, уже не ставшее совершенным. Правда, это несовершенство, эта роковая, бесповоротная неусовершенность космоса, как чистая недостаточность, есть только его несовершенство и для Бога и в Боге не существует: в Боге нет стяженности и потенциальности всеединства. Но для того, чтобы в Боге и для Бога, при вольной неусовершенности космоса, существовала его вольная и реальная усовершенность, требуемая абсолютностью Благости, необходимо преодоление этого несовершенства, восполнение не могущего быть восполненным силами космоса. И такое восполнение, возможное лишь как особый акт Абсолютного, должно быть в то же самое время и актом самого космоса. Это достигается тем, что Абсолютное делается самою неусовершенностью мира, абсолютирует ограниченность эмпирии, становящуюся из иллюзии реальностью, и чрез единение с несовершенным, осуществляет цель абсолютной Благости. Чрез самооконечение Абсолютное делает конечный космос и бесконечным, т. е. вмещающим полноту Бесконечности. Чрез приятие в Себя и претворение в Себя следствия  вольной косности мира, факта  неусовершенности его (но не самой вольной косности, которая есть лишь недостаток воли и потому может быть преодолена или искуплена), чрез приятие кары, но не вины мира Абсолютное преодолевает косность и позволяет твари ее преодолеть, преображает ее в полноту свободного устремления. Чрез бытийствование иллюзии бытия – неусовершенность становится реальностью.

Необходимо допустить, что усовершенный космос уже и всегда  существует в Боге и для Бога, существует как реальность наивысшая, что уже и всегда  усовершены все мы. Но это не устраняет реального бытия неусовершенности, как момента тварно-греховного совершенства, напротив, реальность неусовершенности – момент усовершенности. И совершенный космос есть еще и космос, неполный в его единстве и разъединенности, неполный, стяженный и потенциальный в своем всеединстве.

Не притязаю на полную для всякого убедительность и даже полную понятность всего здесь высказанного. Но, не имея возможности в данной работе развить и обосновать основные свои идеи, я все же считаю нелишним в общих чертах их выразить в надежде на некоторых, более глубокомысленных читателей и на будущее их более обстоятельное изложение. Позволю себе только несколькими намеками подчеркнуть связь моих общих метафизических положений с предшествующим и последующим изложением.

Неполное, неусовершенное и несовершенное всеединство есть всеединство стяженное и потенциальное, как в целом – в завершенности, – так и в каждом моменте. Неполный момент характеризуется прежде всего неполнотою, неосуществленностью своего стремления в Абсолютное. Поэтому он в актуализованности своей противостоит своей идеальности, как абсолютному заданию. Поэтому он движется от актуального и реального своего настоящего в еще нереальное для него  будущее, в неведомое. И в силу несовершенства его стремление его в будущее, делая его из ничто, из небытия в данном (будущем) качествовании бытием в нем, сопровождается утратою им себя самого настоящего: его становление бытием есть и умирание его, приобретение им абсолютного Бытия есть и отдача себя Ему, ибо только в абсолютном Бытии «вечная память», только Оно есть Бог не мертвых, а живых» [62] . [63]

«Раз душа всевременна, она должна как-то содержать в себе и будущее. Естественно ожидать, что в настоящем существуют какие-то бледные образы будущего, подобные образам прошлого, обладающие тем же значением и смыслом. […] Наличность в сознании образов будущего вовсе не предопределяет хода развития, ибо сознание видит их не в качестве сейчас существующего момента сознания, а в качестве высшего сознания, развертывающего то, что для момента настоящего в нем обычно воспринимается как стяженное. Корень детерминизма не в видении будущего, а в неправильном понимании душевной жизни» [64] .

 

«Мы не сможем отрицать этого, если вдумаемся в понятие абсолютного Бытия или Божества – Абсолютное Бытие есть и абсолютная Благость, к которой стремится приблизиться все относительно благое и без которой оно существовать не может. Абсолютная Благость все (т. е. себя самое) всему дает и не может, не перестав быть собою, что-либо утаить или удержать. Благость же абсолютная, будучи самим абсолютным Бытием, есть абсолютное совершенное Всеединство. Следовательно, совершенным абсолютированным (обоженным) всеединством должна  быть и всеединая тварь и всякий момент ее, т. е. моя душа. И «должна» быть совершенною душа не в будущем, а должна в том смысле, что она для абсолютного Бытия всегда есть и никогда быть не переставала, хотя вместе с тем и не есть и возникла и становится из ничто.

Таким образом, необходимо различать следующие понятия: 1. Божество, как абсолютное совершенное Всеединство; 2. усовершенное или обоженное (абсолютированное) тварное всеединство, отличное от Бога тем, что когда оно есть, Бога нет, а оно само есть ставшее Богом ничто; 3. завершенное или стяженное тварное всеединство, стремящееся к усовершенности своей, как к идеалу или абсолютному заданию, и чрез него к слиянию с Богом: к становлению Богом и гибели в Боге; 4. незавершенное тварное всеединство, т. е. относительное многоединство, всеединство, становящееся совершенным чрез свое завершение или момент всеединства в его ограниченности» [65] .

 

Интересна в этой связи содержание и истинный смысл того, что человек узнаёт, узнаёт именно как «первооткрыватель», чтобы сообщить далее добытое несомненным собственным трудом и усилиями знание другим.

Человеческое существо – воплощенная форма особенного, общего и всеобщего, которая раскрывает в соответствующей мере самую себя как форму единичного.

Знание, которое сопровождает такое раскрытие, есть сообщенное, переданное сущностью человека, т.е. общим или всеобщим сознанием (высшим «Я») – человеку воплощенному (сознанию воплощенного человеческого «я»).

Такая «передача» может и должна трактоваться в качестве простого расширения сознания самого познающего человеческого «я».

Для правильного восприятия и понимания и тем более видения феномена и ноумена сознания необходимо понять простую ОЧЕВИДНУЮ вещьСознание в ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ВСЕГО ОДНО и это СОЗНАНИЕ ВЕЛИКОГО КОСМОСА, как ВСЕЕДИНОЙ ФОРМЫ БЫТИЯ. Эта Всеединая Форма Бытия Сама СОБОЙ – в Себе САМОЙ  и для СЕБЯ САМОЙ определена бесконечным числом становящихся форм которые существуют как формы проявления квантованности Единого Сознания.

Одно из этого бесконечного множества сознаний развивающихся и взаимодействующих во Времени – то есть некоторое единичное сознание является сознанием совершенно НИЧТОЖНОГО (в сравнении с Космосом) субъекта, но этот субъект и ЕСТЬ САМ КОСМОС, который находится в процессе своего становления!

Подобно тому, как геометрическая точка порождает вместе с определением себя как сугубо формальной «точки», и её противоположное аформальное – бесконечность линейного пространства, единичный мыслящий субъект является формой проявления – неким «аспектом-аспекта» n-го порядка – Космоса. 

 

«Высшею задачею исторического мышления является познание всего космоса, всего тварного всеединства как единого развивающегося субъекта. В этом смысле весь мир в его целом – объект исторического изучения» [66] .

 

«На основе сжато намеченных здесь предпосылок возможно построение космоса как Человека. Мысль историка, выходя за грани истории в область метафизики и оставаясь верною самой себе, поднимается к тварному всеединому бытию и понимает его как духовно-душевно-телесное единство, как Человека. Это не теория параллелизма духовно-душевного и телесного, не позволяющая выйти за пределы простого описания данного; и не теория причинного их взаимодействия, которая ничего не объясняет. Это не гилозоизм, потому что материя в том виде, в каком она познается нами, признается не реальностью, а умалением реальности; и не отрицание материи и тела, потому что в самой умаленности усматривается недостаточно актуализирующаяся реальность. Это – теория всеединства. И она дает возможность понять мир как одно развивающееся целое. Человек содержит в себе всю природу и всю историю. Полнее всего он индивидуализируется и осуществляется в некоторых своих качествованиях – в историческом бытии, в стяженно-всеедином субъекте истории. Меньшей степени выраженности достигает он в других своих качествованиях – в бытии природном и в качестве Природы. Но в Природе раскрываются иные его аспекты, абсолютно ценные (хотя и более далекие от усовершенности) и историческому бытию и историческому знанию до конца недоступные. Для того, чтобы они могли быть опознанными, необходимо усовершение человеческого знания, невозможное без усовершения самого исторического человечества» [67] .

 

Развитие сознания, таким образом, является простым расширением, преодоление человеческим «я» некоторых существенных границ в себя, раскрытие в себе новых пространственных измерений, что и равнозначно «новому знанию», как новому основанию, на котором отныне будет опираться фундамент мировоззрения сознания «я», но которое далее так же будет, и должно быть преодолено, пока сознание не достигнет всеобщего и далее абсолютного основания, и начнёт познавать его формы, и таким образом становится Всеобщим (Абсолютным) Сознанием.

Отсюда понятно, что для человека означает «возвращение к себе» как познание себя, своей Сущности.

 

«Наша душа есть индивидуализация высшей; а так как весь мир есть всеединство и становление в нем Абсолютной Индивидуальности, то весь мир и наша душа индивидуализация всех  высших и самой Абсолютной. Как же должно мыслить взаимоотношение нашей всеединой души с абсолютным Бытием?

Душа наша – момент Абсолютного, она развертывается в себе самой, развивает Абсолютное, как себя самое. Но Абсолютное в ней стяженно. Правда, развитие души есть развитие в ней Абсолютного, одного из качествований Его. Но это «основное» качествование, будучи душою, ей и противостоит. […]

Стяженное всеединство души так же должно быть чем-то определено. И оно может быть определено через противостояние другим таким же душам. Но в сейчас анализированном примере определенность сопоставляемых моментов в конце концов обусловлена не тем, что мы их сопоставляем, а тем, что в них индивидуализируется одна и та же душа. Точно так же и в определении души определяющею является та высшая индивидуальность (и в конце концов Абсолютное), которая в ней индивидуализуется. […]

Отвлеченно-общее в нашем индивидуальном сознании есть качествование в нем самого Абсолютного, поскольку это качествование надиндивидуально и поскольку оно, в качестве такового, приемлемо моим индивидуальным сознанием, еще не усовершенным. Усовершение или обожение моей души позволит ей перейти грани свои, стать совершенным моментом Абсолютного» [68] .

 

«Содержание истории – развитие человечества, как всеединого, всепространственного и всевременного субъекта. «Субъект» и «развитие» не отделимы друг от друга иначе как условно. Однако, если субъект не вне содержимого им в себе и являющегося им самим эмпирического процесса, нет оснований предполагать, что он целиком в эмпирии, как она осуществляется и познается нами» [69] .

 

Итак, «я» узнало, что означает преодоление своих собственных границ. Но здесь можно уловить и наличие следующего парадокса. Его можно называть  парадоксом «недоступного пониманию знания».

 

Знание – есть.

Оно изложено, она описано, оно может быть воспроизведено.

Но оно … недоступно.

Мыслящий субъект не в состоянии преодолеть внутренние границы сознания, и он их … не преодолевает. Что же он делает?

Тупо смотрит и тупо воспроизводит некие слова, но совершенно не понимает их, или что еще хуже – решает, что понимает [70] .

 

К слову говоря, именно это и произошло с разработанной Ульяновым (Лениным) его теории «государственного капитализма в пролетарском государстве».

Спроси любого самого умудренного и именитого профессионального историка, философа, социолога, кого угодно… «что такое нэп?» и он что-то и даже весьма убедительное отчеканит – выдаст, как говорится «на гора».

Но – стоит пока что просто поверить Автору – это «что-то» не более чем чушь, протухшие многие десятилетия назад или превратившиеся в уголь пережаренные котлеты фарша, который когда-то давным-давно приготовил дядюшка Джо [71] …, из живой ленинской мысли….

Такова Истинная История! Такова и история непостижимого предательства и непостижимой по масштабам человеческой глупости!

 

Скажем прямо: именно раскрытие этой глупости людской массе сознаний, по существу же – наглядной демонстрацией тупости ВСЕХ нынешних политиков и ученых, и должно решить Судьбу Мира.

 

«Полное достоверное знание о развитии возможно, очевидно, только как полнота бытия всеединого субъекта изучаемого развития, и не только полнота стяженная, а полнота усовершенная. Стяженное всеединство может выразиться только в стяженном, т. е. не мотивирующем свою достоверность ясною данностью, знании. А, с другой стороны, само стремление к совершенству неустранимо из развития, хотя и не должно быть связано с одним каким-нибудь из его моментов. Эмпирическое знание есть знание, субъект которого – данный момент развития. Оно неполно, хотя и определимо, в качествовании своем, в качестве момента без субъекта, оно невыразимо и неопределимо иначе как знаком, аббревиатурою общего понятия, в качестве стяженного всеединого субъекта. Он единственен, неповторим, абсолютно ценен. Он абсолютно-ценен, потому что является этим  единственным, реальным качествованием всеединства, потому что в нем именно так  становятся им другие моменты, а он становится ими. Он – всеединство, становящееся из этого  центра или этот  центр, становящийся всеединством. И знание всякого момента есть его, качественно единственное и абсолютное знание (самосознание), аспект или модус всеединого знания (самосознания – § 5), как одного из качествований всеединого субъекта. Оно – иное, чем знание (самосознание) других моментов, но оно вовсе их не отрицает, напротив – восполняет и требует. В качественности своей все моменты и знание всех моментов равноценны; но моменты не равноценны по степени близости каждого из них к его  идеальности» [72] .

 

«Познавая указанным образом индивидуального субъекта, как определенную диалектически мощную идею, развивающуюся в нашем знании и обнаруживающуюся эмпирически, мы не нуждаемся в исчерпывающем знании эмпирических ее обнаружений. Чрез символ или становящийся для нас символом всеединого субъекта конкретный факт мы познаем всеединого субъекта, как диалектически живую идею; чрез нее и в ней все ее моменты. Но познавая моменты, мы познаем и их взаимоотношение: их «переход» друг в друга и их последовательность. Этот, а не другой переход стяженно уже дан в начальной нашей интуиции, например – переход от «m» к «n», а не от «n» к «m». Познаем мы и общий очерк или «план» развития, последовательность моментов, данных нам мертвыми и неясными в нашем опыте. Все это индивидуально: в одном субъекте так, в другом иначе. Но, конечно, наряду с индивидуальным можем мы познавать и «отвлеченно-общее» или «формально-общее». – Все люди проходят известные стадии развития: от младенчества до старости. Всякий индивидуальный человек, если только развитие его насильственно не пресекается, необходимо проходит общий путь, конкретно разрешает заданную сфинксом Эдипу задачу. Однако этот «закон» развития не есть закон отдельной индивидуальности, хотя находит себе выражение во всяком ее моменте. Он – само развитие высшей всеединой индивидуальности (например – человечества), определяющей сверху всякий свой момент (всякого индивидуального человека). А снизу, для моментов он – стяженное всеединство, одинаково  для всех их символизируемое чрез общее понятие» [73] .

 

«Сознавая себя индивидуальностью или личностью, я, во-первых, сознаю себя качествующим во всех моих моментах и каждое качествование считаю самим собою, независимо от того, что иные качествования должны быть охарактеризованы как «мои» собственно, другие – как «данные» мне, «бывшие» моими или в части своей являющиеся моими (например – инстинктивные, даже рефлективные состояния моего сознания – § 5). Во-вторых, сознавая себя личностью, я «отличаю» себя от всего «чужого», т. е. данного мне и относимого мною (не в смысле субъективного полагания, а в смысле объективной принудительности) к иному субъекту или объекту. Различие между моим в широком смысле слова, т. е. собственно «моим», и моим «данным мне», с одной стороны, и «чужим» мне, с другой, вполне реально и субъективно неоспоримо. Но ничто не гарантирует меня от ошибок» [74] .

 

«Таким образом субъект истории – стяженно-всеединое или «грешное» человечество, эмпирически становящееся и ставшее (завершенное), но не достигшее своей цели, не выполнившее своего долга и невыполненностью его само себя карающее (§ 8, 13). […]

Как совершенное всеединство, человечество – единство себя самого в несовершенстве, усовершении и совершенстве. Оно и становится совершенным и уже совершенно. Как становящееся совершенным, оно несовершенно, хотя эмпирически и завершено, ибо усовершение выводит за область чистой эмпирии, усовершая ее самое. Но и как несовершенное всеединство, человечество, будучи эмпирически завершенным, вместе с тем и завершается, становится. Оно развивается на основе полноты своего развития. То, что мы привыкли мыслить как убледненный, могущий существовать лишь познавательно, в смысле гипотезы результат развития, как своего рода проекцию становления в познании, необходимо мыслить не менее, а более реальным, чем становление. Становление не что иное, как производная завершенности, убледненность и умаленность ее. Усовершение – производная совершенства.

Мы никоим образом не можем отрицать восполняющего эмпирию совершенства человечества, как идеала и задания исторического процесса. Тогда бы пришлось или отрицать несовершенство человечества в его эмпирическом целом и в его эмпирических моментах или отрицать всякий смысл стремления человечества к совершенству, к идеалу, к должному. Пришлось бы тогда отказаться и от идеи Абсолютного, т. е. в конце концов, отвергнуть и относительное» [75] .

 

И будем постоянно помнить, что нам все вышеизложенное (как и то, что будет излагаться здесь далее) необходимо для одной очень важной цели – формулировки совершенной теории общественного развития.

За прототип, как уже не раз сказано, нами был взят марксизм, в котором разработан особый, лишь в границах самой теории марксизма существующий, и соответственно имеющий смысл терминологический аппарат.

По этой причине обратим и акцентируем внимание на тех понятиях, которые покажутся знакомыми и используются в марксизме в качестве определяющих. Обратим внимание, разумеется, и на то, как непривычно и удивительно наполняются эти, казалось бы, знакомые понятия совершенно новым содержанием!

 

«Человечество, как всеединый, в частности же всевременный и всепространственный, развивающийся субъект, несколько пугает привыкшее мыслить в категориях позитивизма сознание. И при крайней его пугливости и подозрительности, трудно его убедить в том, что как раз идея всеединства и только она и освобождает от всякой необоснованной метафизики, от таинственных трансцендентных сил, как бы их ни называли: душою, разумом, энергией или еще как-нибудь. Но можно, мне кажется, показать, что в научной истории нельзя обойтись без категории всеединства, все равно: изучаем ли мы историю человечества или историю социальной группы, существующей в эмпирически ограниченных пространстве и времени.

Социальная группа  (историческая коллективная индивидуальность) мыслится как совокупность определенного, хотя и неизвестного нам точно числа индивидуумов, распределенных во времени и пространстве. Всякий историк, всякий «социолог», всякий общественный деятель и даже всякий обыватель говорят о семье, роде, классе, обществе, т. е. о социальной группе, как о некотором целом. Мы читаем, слышим, спорим об организации группы, ее настроениях, идеологии, деятельности. И в этом отношении историки-материалисты, пожалуй, опережают всех прочих. Правда, ввиду бедности их языка, соответствующей бедности их понятий, они пользуются только термином «класс», но всякий класс есть уже социальная группа, а синекдоха [76] – риторическая фигура. Правда, они склонны отрицать общество, считая его механической совокупностью классов, а развитие его – механическим их столкновением. Но они сами изменяют своей склонности, когда говорят о будущем социалистическом обществе, о потенциях пролетариата или даже о «диалектическом» законе общественного развития.

Всегда и всеми социальная группа мыслится как некоторое целое, как «организм». Ее организму и уподобляют, хотя скорее она способствует его уяснению, чем он помогает понять ее (§ 25). Никого и не смущает мысль о том, что при длительном существовании группы в ней нет постоянного состава: одни умирают или выходят из нее, другие в ней появляются впервые. […]

Надо быть последовательным и признать, что понятие социальной группы совсем не позитивное, не естественно-научное понятие. Или оно насквозь метафорично и тогда его надо отбросить, заменив каким-нибудь иным, более соответствующим достоинству «социологии», которой, как будто, не пристало прибегать к риторическим фигурам и конкурировать с поэтами; или оно соответствует чему-то реальному» [77] .

 

«Раскрываемое нами понятие группы или коллективной исторической индивидуальности [78] вовсе не требует абсолютной всевременности и всепространственности эмпирически-ограниченного ее бытия. Всякая группа возникает во времени и пространстве и в них же погибает; по крайней мере, так обстоит дело со всеми известными нам группами, и нет основания ждать, что появятся бессмертные. Члены группы принадлежат к ней не все заполненное их жизнью время: они становятся ее членами и перестают быть ими, переходя в другие группы. Точно так же нет необходимости, чтобы всякий член группы находился в ней целиком. – Ничто не мешает ему находиться и в других еще группах. Степень его вхождения в нее зависит и от него (– насколько он ею качествует?) и от нее (насколько она как личность раскрывается в многообразии качествований?). Идеальная историческая коллективная индивидуальность должна всецело развиться, выразить себя в многообразных качествованиях тех индивидуумов, в которых она конкретна. Но она может остаться и в эмбриональном состоянии, качествовать однообразно. Тогда, очевидно, она несовершенная, зачаточная личность (ср. § 25). И есть подлинный мотив в том, что социализм представляет себе будущее бытие пролетариата как бытие общества, говоря о пролетарской науке, пролетарском искусстве и т. д. Ему неясно лишь то, что все эти качествования уже не будут «пролетарскими» [79] . С другой стороны, заслуживает внимания тот факт, что действительно увлеченный «классовым идеалом» человек целиком уходит в свою идеологию. Мы видим, как меняется его характер, иными качественно становятся его интересы и симпатии. И вовсе не всегда перемена сопровождается сужением сознания: оно обусловлено другим – упрощенным пониманием идеала группы.

Нас не должна удивлять принадлежность одного и того же индивидуума к разным историческим индивидуальностям. Ведь нам уже известно, что эмпирически ни одна не достигает полноты своего развития. Такие, как класс, в большинстве случаев из эмбрионального состояния и не выходят. С другой стороны, у нас есть все основания предполагать, что и в историческом процессе осуществляется вместе с разъединенностью и единство. Каждая историческая индивидуальность должна бы была осуществить в себе всю высшую личность, выражаемую в других индивидуальностях того же порядка. Для этого она должна бы была вобрать в себя и поглотить в себе все прочие. Но равным образом и все они должны бы были стать тою же высшею личностью, каждая в себе самой. А следовательно, всякая историческая индивидуальность должна бы была и погибнуть в других. Говоря конкретно и допуская, что буржуазия, дворянство, пролетариат суть исторические индивидуальности, поясним свою мысль так. – И дворянство, и буржуазия, и пролетариат должны стать всем обществом, растворив в себе другие классы, и потом перестать быть, растворившись в них. Но этот процесс жизни и смерти вовсе не должен слагаться из двух хронологически-последовательных периодов времени. Напротив, во всевременном единстве оба периода совпадают и совмещаются, т. е. непрерывно и постоянно происходит «перелив» одного класса в другой, происходить же конкретно он может лишь в индивидуумах. И не только «переливаются» друг в друга исторические индивидуальности, становясь за счет других и в них погибая: они, особенно при слабости развития каждой, еще и сосуществуют (ср. § 25).[…]

Итак, понятие группы – если остановиться еще и на понятии развития ее, это станет очевиднее – оказывается понятием всеединства. Исторической науке надо или отказаться от понятия группы, т. е. исторической коллективной индивидуальности, или строить себя на развитой нами теории, которая, конечно, не является новой: она современница научно-исторической мысли. Понятие же «группы» (исторической коллективной индивидуальности) для истории и вообще всех социальных наук необходимо [80] . Без него никакой истории не написать. Всякий историк считает нужным говорить о национальных идеалах, народной воле и т. п. Часто, правда, он боится, особенно за последнее время, терминов, связанных с понятием народа. Но зато он без малейшего колебания говорит о настроениях «масс», «общества», «армии», о «борьбе классов». Легко признать подобное словоупотребление метафорическим. Надо еще показать: как без него обойтись. И я утверждаю, что без него обойтись нельзя. Представьте только себе историю без этого понятия. Она сразу превратится в беспорядочную груду единичных фактов, и мы получим нечто очень далекое и от истории, как науки, и от истории, как действительности. Пускай наши противники видят в исторической терминологии только удобную для обозначения однородных явлений и действий множества лиц символику. Они обязаны показать, на чем покоится «однородность» и чем оправдывается применение «символики» [81] .

 

Итак, вот у нас и есть спекулятивное, как выразился бы Гегель понятие, адекватно отражающее действительную реальность.

«Группа» или как мы ранее уже выражались форм-группа [82] – по сути групповая, коллективная личность [83] некоторого ранга общности [84] , реальная или так сказать «виртуальная» [85] , историческая, то есть существующая и развивающаяся в действительной субстанциональной среде Истории, как среде воплощения некоторого Мифа-Творения-Творца, форма существования Всеобщего Сознания. При этом сознание форм-группы является необходимым основанием-формой проявления Всеобщего сознания в процессе его (Всеобщего сознания) становления и развития.  

 

Поскольку действующим агентом в Истории является именно сознание, которое и рождает эту Историю из Самого Себя, являясь субстанциональным трансформальным основанием исторического, то нет ничего удивительного в том, что никакая иная форма в принципе не способна отразить историчность как самодвижение исторического духа:

 

«Предмет истории может быть ближайшим образом определен как социально-психическое развитие всеединого человечества. История оставляет вне своей области всю «материальную» сторону человеческой жизни, хотя и пользуется ее фактами как средствами для достижения своей цели. Ходячее сочетание слов – «исторический материализм» звучит для историка вопиющим и буквальным «contradictio in adjecto» (Противоречие в определении (лат.) [86] .

 

История может быть понята как движение трансформального понимания формальными историческими формамисамими себя, идет ли речь о формах материального выражения субстанциональности истории, или так сказать в чистом виде «идеального».

Когда мы употребляет понятие «дух» речь идёт не об «идеальности» как отвлеченности и абстрактности, которая впрочем, не более абстрактна, чем абстракция так называемой «материальности». Понимание форм абстрактного в его двух видах именно как трансформ позволяет легко увидеть сущность исторического потока, развивающего себя в соответствующих формах.

«Исторический материализм» в этом смысле действительно нелепость, такая же, разумеется, как и «диалектический материализм».

Марксизм – во многом, в существенном недиалектичен, то есть формален и находится в плену формальной логики.

Такова своего рода тайна марксизма и тайна его исторической судьбы, которая впрочем, была исторически предопределена, и пусть в Маркса за его ошибки бросит камень лишь тот, кто для освобождения человечества сделал больше его, и сам во имя общего блага принял большую жертву [87] .

Итак, даже с учетом всего сказанного, именно марксизм так и остается единственной научной теорией, предсказывающей то, что в научно-марксистской парадигме именуется «мировой революцией».

Да, человечеству предстоит пережить или т.н. «МИРОВУЮ РЕВОЛЮЦИЮ», имеющую, кстати говоря, своё достаточно неожиданное выражение и наименование практически во всех мировых религиях, или двадцать первое столетие от рождества Христова поставит жирную историческую точку человеческой истории, точку мучительнейшего и мучительно страшного уничтожения.

И хотя на первый взгляд меж двух указанных результатов выбора не должно существовать даже тени намека на некую «проблему выбора», но проблема существует, эта проблема, увы, – воистину проблема глобального и тотального человеческого слабоумия!

И потому своего рода ИСТОРИЧЕСКИЙ ИТОГ в виде «окончательного осознанного человеческого выбора», как это может быть и ни покажется странным,вовсе не предрешен.

 

Абсолютное большинство человеческого поголовья, ныне находящегося на выпасе сил тьмы, пожалуй, с намного большей вероятностью согласится издохнуть в страшных мучениях, отмахнувшись от его реальности как назойливой мухи, чем… задуматься.

 

Ведь поверить в само существование такой проблемы оно в принципе просто не сможетв силу личностно групповой заинтересованности, из которой их «вера» и «мировоззрение» произрастают! 

Так называемый «Страшный Суд» страшен вовсе не ужасами своих результатов, хотя они, разумеется, ужасны, но страшен ИМЕННО СОВЕРШЕННЕЙШИМ БЕЗУМИЕМ АНТИНОМИИ «НАЛИЧИЯ ОТСУТСТВИЯ» ПРОБЛЕМЫ ВЫБОРА!

Иными словами, нет никакой проблемы, – если, конечно же, задуматься, замыслиться, пошевелить извилинами хотя бы на  мгновение, но… такая проблема ЕСТЬ, так как почти поголовно все – ТУПЫЕ, и не могут, ПРОСТО НЕ В СОСТОЯНИИ МЫСЛИТЬ САМОСТОЯТЕЛЬНО, ибо заняты ЧЕРТИ ЧЕМ, т.е. – СОБОЙ!!

Так называемая «Мировая революция» есть Всемирный Духовный Переворот, побуждающий и вынуждающий человечество стать хотя бы в какой-то мере МЫСЛЯЩИМ!

 

Казалось бы какая может быть проблема выбора между двумя вариантами: дьяволочеловечеством и Богочеловечеством?

Но способность различения и способность правильного определения НЕДОСТУПНА для большинства, ибо это большинство СОВЕРШЕННО НЕ ПОНИМАЕТ (на примере Вестников Всеобщего), ЧТО ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ «БОГ» И ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ «ЧЕЛОВЕК» СУТЬ ОДНО, и ПОТОМУ, отрывая одно от другого, не желая понимать суть предлагаемой для осмысления связи одного с другим, а саму связь переводя исключительно в СФЕРУ ЧУВСТВА И ВЕРЫ, ПРЕВРАЩАЕТ ЭТУ СУТЬ В ЕЁ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ – В ДЬЯВОЛОЧЕЛОВЕЧЕСТВО!

Мировое сообщество тупых скорее согласится себя понимать как некоего «Бога», а оно кстати в лице своей «передовой части» именно так и понимает, понимая, конечно же, убогую и мерзкую «божественность» свою ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО как ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ПРАВО ТВОРИТЬ ПРОИЗВОЛ И НАСИЛИЕ, чем поймет, ЧТО ЭТО ОЗНАЧАЕТ НА ДЕЛЕ, и в ЧЁМ ЖЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЕ ОТЛИЧИЕ-и-ПОДОБИЕ ТВОРЦА и ТВОРЕНИЯ.

Человек – это действительно возрастающий в силе бессмертный бог!

Но если отнести такого рода определенность и тождественность ИМЕННО К НИЧТОЖНОМУ ЧЕЛОВЕЧЕСКОМУ «я», эгоистическому, ограниченному, то такого рода определение есть ЧИСТОЕ БЕЗУМИЕ и ВОПИЮЩАЯ ЛОЖЬ!

Лишь осознанное подчинение малого, воплощенного «я» своему «отцу на небесах», то есть Высшему «Я», Всеобщему Индивидуализированному Духу «Я» Всеобщего Сознания ДЕЛАЕТ ВОЗМОЖНЫМ УКАЗАННОЕ ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ.

И такое подчинение не абстрактно, а конкретно, и ПРИМЕР ТОГО, ЧТО ЖЕ ЭТО ТАКОЕ ИЗВЕСТЕН ВСЕМ! И много ли желающих на деле, ПРАКТИЧЕСКИ, так сказать, «отождествиться»?

То есть не таскать на себе как полным идиотам и придуркам крест вокруг храмов по церковным праздникам, исполняя другие непонятные ритуалы и произнося какие-то ничего не значащие слова, а «взять свой крест и идти» за Тем, Кто ПОКАЗАЛ НА СВОЕМ ПРИМЕРЕ – КАКОВО ЭТО! – «повисеть» на кресте…

 

видишь там на горе

возвышается крест

под ним - десяток солдат

повиси-ка на нем… [88]

 

Где же все эти «богочеловеки» готовые испытывать боль и претерпевать страдания за ВСЕХ, даже за тех, кто является причиной ИХ страданий?

То есть страдать и верить не во имя СВОЕГО СПАСЕНИЯ (обратим внимание!), КАК ЭТО ДЕЛАЮТ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ ВЕРУЮЩИЕ, НО ВО ИМЯ СПАСЕНИЯ ВСЕХ ИНЫХ!

 

Надо ВЕДЬ ПОЧУВСТВОВАТЬ РАЗНИЦУ – – ПОНЯТЬ ЕЁ – – и УЖАСНУТЬСЯ ЕЙ!

 

«Спасти» СЕБЯ в виде ЦЕЛИ «спасения» – НЕЛЬЗЯ!

Даже если истово верить-и-приколачивать себя гвоздями к кресту ежедневно! И здесь время задаться вопросом самим «верующим», а вопрос такой: «А что же в таком случае будет со всеми верующими, которые верят, что могут себя спасти?!» [89]   

Где же сыны и дочери Божьи, которые думают ВОИСТИНУ НЕ О СЕБЕ, А О МИРЕ?

Где те, кто возлюбили Бога и ближнего своего как самого себя?!

 

Никого нет!

Зато ЛЕГИОНЫ ЛЕГИОНОВ – тьма тьмы – всех тех, кто является законченными эгоистическими ублюдками! И легионы эти – под звездно-полосатыми знаменами «демократии» непрерывно пополняются!!

 

То есть дьяволочеловечество вызревает просто небывалыми темпами, а как же дела обстоят с богочеловечеством?

 

ДА НИКАК!

 

А-у-у-у-у!

 

… Никого нет!!

И Сама Земля Откровения – ЗЕМЛЯ РУССКАЯ – пребывает в умопомрачительной мерзости запустения!!

Такой мерзости, что на тонких планах тёмными изготовлена Могильная Плита для России с изображенным на ней странного рода кривым крестом из двух перекрещенных кондомов! [90]  

(То есть, мы, конечно же, концентрируясь на Сути Времени, что называется осознанно «сгущаем краски», правильнее сказать «почти никого нет», и в этом «почти» – скажем ещё раз – великая надежда для всех!)

 

Продолжим.

«… коллективная историческая индивидуальность определяется не путем ограничения ее извне, не посредством перечисления ее актуализаций, описания места и времени ее проявления в эмпирически-ограниченном бытии. Эмпирические обнаружения ее, которые непременно суть обнаружения в конкретных индивидуумах или качествованиях их и непременно определены координатами времени и пространства, тем не менее, являются единственным путем к ее познанию и определению. Равным образом лишь чрез противостояние ее в конкретных индивидуальностях другим коллективным индивидуальностям и чрез противостояние самих конкретных личностей друг другу, достигается ее определение» [91] .

 

«Наша эпоха – время рабов Природы и Материи, рабов, которые, чрез рабствование Материи, застывшей в машинах, пытаются овладеть Материею в Природе и попадают лишь в худшую от Материи зависимость. Это именно ярче всего и выражается в рабочих, в способной выполнять лишь чужую и неведомую ей организующую мысль массе: в рабочем движении преимущественно качествует наша эпоха.

Но если коллективная историческая личность стремится стать всем, она становится лишь отдавая себя всему, теряя свою личность. […] Нам всегда дано недостаточно актуализированное, стяженное всеединство в состоянии неполного перехода друг в друга его моментов и неполного становления каждого из них.

Отсюда ясно, что мы в состоянии познать и определить индивидуальность, исходя из стяженно и смутно постигаемых нами (по отдельным символическим обнаружениям) ее завершенности и ее идеала. Но мы не в состоянии провести точные границы между моментами, сказать относительно любой индивидуальности, что она вполне себя выражает и вполне в себе актуализует ту либо иную высшую индивидуальность. Говоря конкретно – всякий русский немного и немец и француз, всякий рабочий немного и буржуа, и обратно.

Для правильного понимания всего этого необходимо ясно представлять себе строение всеединства, постоянно и невольно искажаемое нами. – Исторические личности находятся друг к другу в некотором иерархическом отношении, так что всякая личность данного порядка индивидуализирует личность высшего. Но нет коллективной личности без индивидуализации ее в конкретных личностях. Если мы возьмем социальную группу (например – социальный класс) данного народа, она должна быть понята нами как конкретное всеединство выразивших ее индивидуумов, из которых в одних она полнее, в других стяженнее и потенциальнее. Однако, стяженно и потенциально она не только в тех индивидуумах которых мы эмпирически в нее включаем, но и во всех прочих, во всех индивидуумах данного народа. Возьмем другую группу, другой класс, эмпирически отрицающий первый. Эмпирически эта вторая группа выражена во всеединстве других индивидуумов, не тех самых, что и первая. Но стяженно и потенциально она находится и во всех индивидуумах первой, что иногда даже эмпирически обнаруживается. Чем иначе на основе теории всеединства объяснить эмпирически не редкий переход индивидуума из одного класса в другой или промежуточное социальное положение, которое не позволяет отнести индивидуум к тому либо иному классу? В индивидууме первого класса мы наблюдаем относительно полную и яркую индивидуализацию его класса при стяженной и потенциальной наличности второго, так что он второго класса и не индивидуализирует. В индивидууме второго класса перед нами обратное явление. Наконец, в индивидууме, занимающем промежуточное положение, мы наблюдаем или потенциальности обоих классов или сосуществование их обоих, может быть – борьбу и переход друг в друга.

Обе рассматриваемые нами социальные группы, оба класса, – индивидуализации высшей личности, народа. Народ может существовать лишь как их двуединство, т. е. весь он должен быть и не быть и первою и второю. Эмпирически это, конечно, не достигается. Но эмпирически народ, который должен быть и всеединством всех включаемых в него индивидуумов, индивидуализуется в них чрез стяженную индивидуальность социальной группы. И если, как в третьем из приведенных выше случаев, в данном индивидууме все социальные группы одинаково стяженны и потенциальны, одинаково непознаваемы, этот индивидуум будет выражать народ, не выражая ни одного из его классов. Разумеется, взятый нами случай абстрактен – эмпирически можно говорить лишь о приближении к нему. Но даже в абстрактной чистоте своей он не вынуждает к гипотезе непосредственной, внеклассовой индивидуализации народа: в индивидууме посредствующие индивидуальности существуют, только существуют стяженно, почему и сам индивидуум в известном смысле стяженнее, беднее выражает народ, чем личности с ясною классового принадлежностью. Я понимаю, что высказанное сейчас утверждение вызывает чувство некоторого протеста, обоснованного ограниченностью всякого яркого представителя какой угодно социальной группы. Но дело тут в недоразумении. Идеально выражающий свой народ индивидуум должен актуализировать в себе все его социальные группы, т. е. быть и землевладельцем, и буржуа, и рабочим, и крестьянином, не обладая в то же время ограниченностью каждого из них. Такой индивидуум, «примиривший» в себе социальные противоречия, возвысившийся над ограниченностью каждой социальной группы, но не оставивший в себе нераскрытою ни одной из них, разумеется, выше любого представителя только одного класса. […] Возьмем какого-нибудь гениального самородка, вышедшего из крестьян и не переставшего чувствовать себя крестьянином, сознавать абсолютную для его народа ценность мужицкого труда, а в то же время разбогатевшего, ставшего барином и дельцом. Он воплощает в себе несколько социальных групп, качествует их идеалами и конкретно  «примиряет» в себе социальные противоречия, а примирение социальных противоречий только и возможно, как конкретное – наша рационалистическая культура, подставляя на место реально-всеединых коллективных личностей абстрактные («классы»), превращает и классовую борьбу в некоторое абстрактное, и потому именно губительное для эмпирии явление. Конкретно «примиряющий» в себе социальные противоречия, вернее – воплощающий в себе менее стяженно, чем другие, высшую личность (личность народа), взятый нами в качестве примера «самородок», очевидно, и являет собою некоторое приближение к «идеальному индивидууму».

Призывающие подняться над классовою борьбой и преодолеть классовые противоречия, конечно, правы. Они правы, указывая на начала национальные и общечеловеческие. Но если они конкретизируют свой идеал во что то, отрицающее дифференциацию общества, во что-то подобное «среднему классу» у Прудона, они уходят в мир абстракций, ничем не лучший, чем абстракции идеологов классовой борьбы. Последние односторонне подчеркивают момент множества, первые – момент единства. И тем и другим одинаково недоступна идея конкретного множества. […]

Необходимо взглянуть на проблему из конкретной личности. – Ее смысл и значение в ее единственном, неповторимом качествовании: в том, что она по-своему  актуализирует всеединство. Она как этот  индивидуум, не оторвана от высших личностей; и нельзя сказать: здесь кончается мое индивидуальное и начинается надиндивидуально-личное. Малейший акт индивидуума есть воплощение и спецификация им высшего: сразу – и его акт и акт всех высших личностей. Но это не препятствует противопоставлению конкретной личности пребывающим в ней высшим и различению их. Сознавая себя как особую личность, или познавая другого индивидуума, как таковую, я просто не сознаю и не познаю того, что личность есть стяженное всеединство. При более глубоком анализе я вскрываю в индивидууме качествующую в нем высшую личность, например – социальную группу, класс. Но в одном индивидууме я вскрываю ее с большею, в другом – с меньшею степенью актуализованности. Иногда для меня ярок и ясен качествующий в индивидууме и как индивидуум, но выходящий за его грани субъект («класс», «сословие» и т. д.). Иногда для меня в данном индивидууме он неуловим, непознаваем, ибо и объективно он в индивидууме не преодолел своей стяженности. Если я познаю эту  высшую личность, я познаю ее как сращенную с данным индивидуумом, выражающуюся в нем, но вместе, в стяженности ее, и как устремленную к выражению в других индивидуумах и в них становящуюся по-иному. Я познаю далее, что символически познаваемая мною стяженная личность сама есть момент высшей, в данном индивидууме сращена с нею, ее выражает, в нем противостоит другим индивидуализациям высшей. Так я узнаю в себе качествующий мною мой класс, противостоя другим таким же, как я, буржуа или пролетариям. Так же я узнаю в себе русского человека, противостоя немцам, французам. И в познании себя русским я познаю себя не только русским буржуа или пролетарием, но и русским мужиком, русским дворянином. Подымаясь выше (или, что все равно, опускаясь глубже) я так же могу сознать себя человеком христианской культуры, индивидуализацией ее в ее стяженности. Разумеется, все эти «самосознания» весьма различны: в первом случае следует говорить о «я» или «самосознании» ограниченной личности, в последнем – о «я» или «самосознании» христианской культуры, хотя и «внутри» ограниченной личности.

Но познавая и различая в конкретном индивидууме высшие личности, мы всегда встречаемся с фактом неравномерной их выраженности, с разной степенью их стяженности, вплоть до полной неуловимости. […]

Конкретная личность всегда – стяженное всеединство в индивидуализации, всегда – индивидуализованная стяженность всеединой личности. Она индивидуальна не только в том, что можно назвать собственно– или ограниченно-индивидуальным. В ней индивидуализованы и высшие личности. Она индивидуальна «насквозь», всецело; вовсе не совокупность личностей, но их, хотя и несовершенное, не вполне выраженное, всеединство. Поэтому познавая ее как целое, мы стяженно, смутно познаем в ней всеединство высших индивидуальностей, не все из которых уловимы для нас и отличимы друг от друга. Различать и познавать их мы можем только с помощью противопоставления индивидуализирующей их конкретной личности другим таким же личностям. И только в связи с этим противопоставлением различение и познание их является для нас необходимостью.[…]

 Без знания всех моментов развития развитие предметом знания быть не может. Всякое историческое познание есть необходимый момент идеального исторического знания, а оно возможно, как усовершение и абсолютирование эмпирии и в ней исторической науки. Истинное и полное историческое знание – познание исторической действительности Божественным Умом. Но Божественный Ум познает историю не только в усовершенности исторического процесса, а и в его усовершении, завершении и становлении только потому, что Он соединен с человеческим бытием и с каждым моментом этого бытия, абсолютировал самое ограниченность его. А раз Он соединен с умом человеческим, не может и человеческий ум не обладать полнотою знания в усовершенности своей» [92] .

 

«Всеединый исторический субъект эмпирически реален только как всеединство своих временных и пространственных индивидуализаций-личностей. Эмпирически он несовершенен, и лишь немногие из этих личностей достигают относительной полноты выраженности: большинство гибнет в зачаточном состоянии. И само собой разумеется, что в неусовершенности истории мы не в состоянии познать истинное строение ее субъекта: будучи сами неусовершенною индивидуализациею его, мы в силах в себе явить и познать лишь несовершенное его всеединство. Эмпирически ежемгновенно возникают и гибнут бесчисленные индивидуальности. Некоторые из них существуют мгновение – исторические эфемериды; другие, немногие, достигают некоторого расцвета; ничтожное число обнаруживает относительную эмпирическую длительность; ни одна не является полным выражением всеединства» [93] .

 

«Ярко выражаемые черты органа несет на себе класс и, преимущественно, рабочий класс современного капиталистического общества. И землевладельческий, и буржуазный, и крестьянский классы не ограничивают себя чисто-хозяйственной функцией. Они – носители культуры вообще. Но нельзя говорить о специфической культуре пролетариата. Ее не было у пролетариев древнего Рима. Нет ее и у современного рабочего, поскольку мы не находим ее в той рабочей среде, которую с точки зрения господствующей классовой теории, надо отнести к «малосознательной»: например: у английских рабочих. Если бы я придавал значение «факторам» и «причинам», я бы настаивал на губительном воздействии, которое оказывает марксистская идеология на рабочий класс. Я бы тогда указал, что определение класса только по признаку места его в производстве и приводит к невозможности для рабочего класса расширить сферу своих качествований и к отожествлению всякого неклассового качествования высших социальных групп с ненужной надстройкой или классовыми их качествованиями. На самом деле, конечно, марксистская идеология ничего не создает, а только символизирует тенденцию современного развития.

Но будем справедливы. – Рабочий класс, в силу целого ряда неблагоприятных для него условий, ограничен определенною производственною функцией. Он и не может и не хочет качествовать вне ее. Тем не менее, вопреки своему желанию, он обнаруживает иные зачаточные качествования. Его пронизывает принцип семьи, и рабочие семьи, при всем ограничении их идеологией класса, выводят его за пределы узкого «пролетарского» качествования. Намечается, далее, специфически-бытовое качествование, более заметное в среде «квалифицированных» рабочих, насильственно урезываемое тем, что идеалом почитается быт высших классов. До некоторой степени можно говорить и о культурном качествований, но оно опять-таки насильственно вгоняется в рамки социалистической идеологии. Поэтому отвергаются и конкретное культурное качествование иных групп и самый принцип его определяющий, а взамен выдвигается идеал отвлеченной культуры, как известно, равный нулю, и обоготворяется под именем пролетарской. Здоровый инстинкт к расширению качествования за пределы своей органической функции, т. е. к воспроизведению в себе, в своей специфичности высшей всеединой личности, претерпевает существенное искажение. Он становится инстинктом разрушительным, выражающимся в желании поставить себя в эмпирической данности этого момента на место других «классов», а их уничтожить или поработить. Мы знаем уже, что такое самоутверждение тоже имеет свои глубокие основания (§§ 22, 16, 7). Но здесь оно эмпирически не оправдано и может привести только к уничтожению себя и других: к физическому истреблению носителей культуры и к утрате себя во внешнем усвоении ее жалких остатков.

Теория классового строения общества и классовой борьбы символизирует некоторую реальность социально-экономической сферы. Она указывает на действительную умаленность общества, на действительную утрату им своей надорганичности [94] и действительное ниспадение коллективных индивидуальностей к роли органов. Она – один из самых зловещих признаков возможного конца культуры. […]

Классовая теория общества исходит из убеждения, что класс всецело, «достаточно» определяется его функцией. Никаких добавочных условий для его бытия не нужно, и в лучшем случае эти условия являются моментом случайным. Подобная концепция, не дающая, собственно говоря, объяснения и тому, как  пролетариат может превратиться в общество, естественно приводит и к отрицанию всякого смысла за национальными различиями рабочих. В наиболее последовательном своем выражении социалистическая теория рассматривает и буржуазию и пролетариат, как величины интернациональные. Это настойчиво проводилось идеологами движения, закреплено было созданием интернационала и, по-видимому, стало достоянием широких рабочих масс. Однако, вопреки теоретическим предположениям, и буржуазия и пролетариат обнаружили сильнейшие национальные качествования. – Национальная буржуазия всегда противопоставляла себя и противопоставляет ныне буржуазиям иных народов. Пролетариат фактически отрекся от интернационала во время минувшей европейской войны, ограничившись лишь немногими чисто-платоническими заявлениями о своих интернациональных целях и природе» [95] .

 

«В границах известной нам истории нетрудно указать органические индивидуальности, полнее, чем класс, раскрывшие свою надорганическую потенцию. Уже буржуазия и землевладельческий класс надорганичнее рабочего. Но еще показательнее в этом отношении сословие  в пору наибольшего своего расцвета. И сословие – индивидуальность органическая – определяется некоторою хозяйственной функцией. Однако хозяйственная функция понята и народом и сословием на основе целого: в сословии есть признак социального служения и некоторого иерархически определенного места» [96] .

 

«Недостаточно в историческом знании вскрыть качествование наивысшей исторической индивидуальности – всеединого человечества, недостаточно и признать его усовершенность. После всего этого еще остается «запредельная» реальность – Абсолютное. И здесь возможен лишь один выход из репрезентационизма и иллюзионизма – признание всех качествований, в том числе и познавательного, не только качествованиями человечества, а и качествованиями самого Абсолютного, что приводит к изложенной выше метафизической теории (§§ 29, 13).

Историк, будучи моментом несовершенного, стяженного всеединства, стяженно познает и себя и высшие, актуализирующиеся в нем индивидуальности, Себя он познает резко противостоящим другим индивидуумам, другим моментам всеединства того же порядка, как он; и к познанию своего единства с ними, т. е. к опознанию в себе высшей индивидуальности, приходит он не сразу. Познавая резкую ограниченность индивидуумов друг от друга, он определяет их единство прежде всего как систему их взаимоотношений, которую часто ипостазирует (ср. § 2). Но его мало занимает и привлекает сама система как таковая. В ней он не видит высшей цели своего познания, пользуясь понятием ее как вспомогательным средством (§ 19). Его цель дальше и позволяет ему понять самое систему как некоторое приближенное знание. – Он познает дифференцирующуюся в конкретных индивидуумах всеединую личность (или всеединство высших личностей), уже не разъединенную, подобно им, а столь же единую, как и его собственная личность. Разумеется, этим еще не объяснен факт пространственной разъединенности индивидуумов, а, в известной мере, и высших исторических индивидуальностей. Но пространственно-вещная разъединенность для историка и не важна; в его задачу преодоление ее не входит. Его предмет характеризуется как социально-психическое, «историческое» бытие, и он спокойно предоставляет проблему его взаимоотношения с пространственно-материальным метафизику, в надежде (пока еще не оправдавшейся), что тот сумеет использовать исторический опыт и метод (ср. §§ 14, 18). Однако необходимо помнить, что всеединая историческая личность и всякая ее индивидуализация, т. е. всякая историческая индивидуальность, даны историку в их стяженности, в недифференцированности. Он символически обозначает и познает их, но при всякой попытке точнее их определить неизбежно приходит к неисторическому отвлеченно-общему понятию и к неисторическому (доисторическому)  связыванию их в систему» [97] .

 

«Необходимо найти в индивидуальности ее специфическое отношение к Абсолютному, независимо от того, правильно ли она «именует» Абсолютное; но чем правильнее она Его именует и вообще выражает, тем свободнее от субъективных примесей, тем полнее наше знание. Это значит, что в эмпирии должна быть индивидуальность, в своей качественности наиболее полно выражающая Абсолютное. Она, личность Иисуса, есть необходимое условие и начало исторического знания. В ней дан иерархический принцип качественного отношения к Абсолютному. Отношение к Абсолютному есть отношение к полноте Всеединства. Следовательно, определяемый по качественной специфичности своей момент апогея должен вместе с тем быть и наибольшим эмпирическим раскрытием индивидуальности, т. е. отличаться от всех прочих и некоторым формальным преимуществом» [98] .

 

«В развитой нами теории взаимодействия исторических личностей и моментов всеединства вообще (§ 11, 20) нет необходимости определять волю индивидуума или коллективной индивидуальности какою бы то ни было внешнею силою. Взаимодействие индивидуальностей одного порядка не что иное, как «параллельная» индивидуализация в них одного акта высшей личности, связанная с их взаимовытеснением в ней. (Это вполне ясно выражено уже у Плотина в теории взаимоотношения индивидуальных душ чрез мировую.) Здесь, таким образом, обусловленность (мотивированность) акта одной личности актом другой оказывается иллюзией, ибо оба акта лишь две стороны высшего, двуединого. И тем не менее, вполне сохраняется полная различность как «взаимодействующих» личностей, так и их актов (индивидуализации ими двуединой) акта). Взаимодействие высшей личности с низшею сводится к тому, что низшая индивидуализует и тем самым осуществляет акт высшей, причем различение между актом высшей и актом низшей личности условно. Акт высшей существует только в индивидуализации его низшею (низшими); акт низшей не что иное, как индивидуализация ею акта высшей. Высшая личность свободна, ибо она в действовании своем реальна лишь как всеединая и, следовательно, сама действует во всякой низшей. Низшая личность свободна потому, что она существует лишь в качестве индивидуализующейся в ней и индивидуализуемой ею высшею. Нисколько не нарушает свободы личности даже взаимоотношение ее с абсолютною личностью или Богом. Бог создает, искупает и усовершает свободную  тварь, и потому, без всякой взаимообусловленности, каждый момент тварного бытия является и Божественным и тварным, теофанией (§ 13).

Но совершенная свобода возможна лишь в совершенном всеединстве. Поскольку личность отъединяется от Абсолютного и от других моментов тварного всеединства, она себя им противопоставляет и себя в замкнутости своей ими обусловливает. Она сознает волю иной личности, как всецело чужую и чуждую, как внешнюю, волю всеединой высшей личности – как надиндивидуальную стихийную силу (например, как первородный грех, мировое зло), волю Божью – как благодать. И чем резче разъединенность космоса и самозамкнутость личности в отъединенности, тем сильнее сознание личностью того, что она обусловлена и несвободна» [99] .

 

«…эмпирическое развитие человечества не растворяется и не теряет смысла своего во всеединстве, моментом которого оно является. Мне кажется, что на почве развитых соображений абсолютная ценность эмпирической истории обоснована несравнимо больше и лучше, чем на почве самых воодушевленных декламаций о свободе и творчестве человека. Именно, с нашей точки зрения исторический процесс есть процесс Богочеловеческий. И утверждение всевременности (т. е., в частности, такой же реальности будущего, как настоящего) нисколько не противоречит свободе человечества и человека. Напротив, только это утверждение и способно обосновать свободу (ср. § 35). Если во всеединстве будущее не менее реально, чем настоящее, в настоящем будущее тем самым еще реальностью не делается. Вне теории всеединства необходимо считать настоящее раскрытием прошлого. И напрасно думают, будто свобода лучше уживается с таким прошлым, чем с предвидимым до мельчайших подробностей будущим.[…]

Как процесс Богочеловеческий, историческое развитие отличается свободою и творчеством, «обогащает» Божество причастием к Нему тварного субъекта. […]

Недостаточность Божьего хотения в человеке не есть иное, не-Божье хотение. Как вольная недостаточность, она – вина человека и, в реальности своей для него, его кара. И во взаимоуничтожении вины и кары она существует только в человеке и для человека, не в Боге и для Бога. Но чрез Боговоплощение эта самоограниченность человека в его недостаточности становится и Божественным моментом, а тем самым, переставая быть только  «бесповоротною», неизгладимою и неискупимою, в Богочеловеке еще и восполняется» [100] .

 

  «… историческое развитие есть прежде всего и главным образом развитие всеединой свободной личности (человечества), в целостности ее и в индивидуализирующих ее личностях (§ 35). И установленные нами понятия позволяют, признавая относительные правду и ценность как социологических исканий, так и самых специальных исторических исследований, утверждать идеал и действительность «всеобщей истории» (§ 33) [101] .

 

И наконец, о конце истории, точнее об её идеале к которому она очевидно должна быть устремлена. Стоит обратить внимание на некоторые удивительные и важные параллели с геометрическим идеальным абсолютом, который мы ранее рассматривали…

 

«История направлена к идеалу, но не так, что он лежит в начале, середине или конце ее, а так, что он всю ее объемлет и содержит, и всякий ее момент направлен к своей усовершенности в идеале. Если символизировать историческое развитие в виде бесконечной прямой или (что то же самое) в виде кривой окружности с бесконечным диаметром, то идеал будет центром этой окружности. Любая точка достигает до центра не чрез движение свое по окружности, а чрез движение по радиусу, чтобы в центре найти себя и совпасть с другими точками. В ограниченности же эмпирии точка только приближается к центру (или совершенному своему бытию) от периферии (или абсолютного своего небытия), и притом одна точка больше, другая меньше. И не непосредственно точка переходит в соседнюю, не чрез движение по окружности, отвлеченное и иллюзорное, а чрез движение в центр, становлением которого являются все точки. «Circumferentia est exglomeratio centri». [102] Ни одна точка не может быть заменена другою, ибо данное положение на окружности единственно, а истинное бытие центра есть единство его с раскрытием его в круг и стяжением круга в него. Этим самым не только даны все точки, но дана и единственная последовательность их, однозначное отношение каждой ко всем прочим.

Усовершенная историческая действительность – полнота Абсолютного в тварном субъекте, противостоящем Субъекту Божественному, который созидает свободно возникающую тварь, всецело отдает ей Себя и всецело приемлет в Себя и делает собою ее, свободно Ему отдающуюся. Усовершенная историческая действительность чрез свободную самоотдачу себя Богу и чрез обожение ее Богом есть момент Божественной Полноты. Ограниченная историческая действительность, эмпирическая история – умаленность Абсолютного, хотя и не в Нем самом, а в тварном субъекте, и умаленность, обоснованная тем, что ее приемлет и делает бытием Абсолютное, благостно воплощаясь в ограниченное эмпирическое бытие (§ 13) [103] .

 

Итак, прежде всего вновь утверждаем и подтверждаем важнейшее, вовсе не пролетариат является «самым революционным классом», и от знания этого факта, честно говоря, нет ни малейшей необходимости как-то расстраиваться.

Дело в том, что огромным массам тех, кто называет порой сам себя «ортодоксальным марксистами» придется вскоре производить с имеющимся интеллектуальным багажом примерно то же, что делал Геракл с небезызвестными конюшнями.

 

Необходима воистину полноводная река истинного знания, чтобы смыть всё то, что не является давным-давно не только живым, но и полезным.

 

Необходимо, товарищи, приводить в порядок свой интеллектуальный аппарат. Необходимо смело преодолевать границы того, что препятствует освобождению мысли от заблуждений, предрассудков и ошибок.

 

Ведь нас ждёт немалое! Нас ждёт не слабое!

 

НАС ЖДЁТ МИРОВАЯ КОММУНИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ!!

 

Но её будет совершать не партия коммунистов, и даже вовсе не партия.

 

Партийность – ущербность самоограниченности и перенесение в будущее того, что должно навсегда остаться в прошлом.

 

А, кроме того, партийность и Всеединство две вещи несовместные, но можно и нужно совместить дух и материю, слить в синтезе религию и науку, веру и знание!

 

Коммунистов больше не будет, ИМЕННО ПОТОМУ, что буквально все нормальные люди станут отныне и навеки коммунистами, то есть людьми-наследниками и со-творцами Великого Космоса!

 

Разве такому не стоит гордиться?!

Разве этому не стоит радоваться?!

 

Кто не с нами – тот против нас, а глупость и упрямство вовсе не тот груз, который помог бы даже просто выжить в предстоящее весьма напряженное время, не говоря уже о том, чтобы стать полноправным Воином Истины.

 

Да, срочно нужны Воины – ВОИНЫ ИСТИНЫ И СВЕТА!!

Ведь на каждого из нас сейчас – ТЕХ, КТО ПОСМЕЛ СЕБЯ ПРОТИВОПОСТАВИТЬ ВСЕМИРНОЙ ТЬМЕ И ВСЕМИРНОМУ ЗЛУ, сейчас по МИЛЛИОНУ, А ТО И ПО ДВА МИЛЛИОНА ВРАГОВ!

И за этими миллионами стоят истинные Враги, НЕ ТАКИЕ ВРАГИ, КТО ПРОСТО  УБИВАЕТ ТЕЛА, а такие, что и ДУШИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ УБИВАЕТ С ПРЕЗРИТЕЛЬНОЙ УХМЫЛКОЙ ПРЕВОСХОДСТВА!

 

Но ничего. Нужно учиться.

Нужно учиться владеть Оружием!

Ведь пощады в ПОСЛЕДНЕЙ БИТВЕ ЗА КОММУНИЗМ, БИТВЕ ЗА САМУ ЖИЗНЬ НА ЗЕМЛЕ, БИТВЕ ЗА САМО СУЩЕСТВОВАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА – ЭТОМ ПОСЛЕДНЕМ БОЮ, КОТОРЫЙ КАЖДЫЙ ЗНАЕТ «ТРУДНЫЙ САМЫЙ» – ТОЧНО НЕ СТОИТ ЖДАТЬ! 

 

Итак, мы, наконец, завершили наш надеемся не очень утомительный экскурс в область призванную стать достойной, и главное по-научному  очень красивой заменой тяжеловесного, нелепого и будем откровенны – невероятно убогого «пролетарского аспекта марксизма», который, в общем, и определил ту картинку Историю, которую мы все знаем.

И она, эта картинка, разумеется, не случайна.

Можно сравнить приведенное выше со строками написанными Ф.Гегелем и обратить внимание на АБСОЛЮТНО НЕИЗБЕЖНЫЙ ПУТЬ КОТОРЫЙ НАХОДИТСЯ ПЕРЕД НАМИ – ПУТЬ БОРЬБЫ:

 

«…так как «я» есть совершенно всеобщая, абсолютно-непрерывная, никакой границей не прерванная, для всех людей общая сущность, то обе связанные здесь друг с другом самости образуют единое тождество, так  сказать, один свет и тем не менее в то же время представляют собой два «я» (Zweie), которые в совершенной  косности и недоступности друг для друга существуют каждое как нечто в самое себя рефлектированное, от другого абсолютно различенное и непроницаемое для него.

§431 Это противоречие есть борьба; ибо я не могу знать себя в другом как самого себя, поскольку другое есть для меня непосредственное другое наличное бытие; я поэтому стремлюсь снять эту его непосредственность.   Точно так же и «я» не может быть признано как непосредственное, но признается лишь, поскольку я сам снимаю в себе свою непосредственность и благодаря этому даю моей свободе наличное бытие. Но эта непосредственность есть в то же время телесность самосознания, в которой оно, как в своем внешнем знаке и орудии, имеет чувство самого себя, равно как и свое бытие для других, и свое опосредствующее с ними отношение.

Прибавление. Более точная форма противоречия, указанного в прибавлении к предшествующему параграфу, состоит в том, что оба, находящиеся в отношении друг к другу, самосознающие субъекта,— потому именно, что они имеют непосредственное наличное бытие,— суть природные, телесные субъекты, существуют, следовательно, в виде вещи, подчиненной чуждой силе, и в качестве такой вещи вступают в соприкосновение друг с другом, но в то же время являются, однако, безусловно свободными и не должны обходиться друг с другом, как с чем-то только данным в непосредственном наличном бытии, как с чем-то только природным. Для преодоления этого противоречия необходимо, чтобы обе противостоящие друг другу самости в своем наличном бытии, в своем бытии для другого полагали бы себя как то и взаимно признавали бы себя за то, что они есть в себе, или по своему понятию,— именно не только за природные, но и за свободные существа. Только так осуществляется истинная свобода, ибо ввиду того, что эта последняя состоит в тождестве меня с другим, я только тогда истинно свободен, если и другой также свободен и мной признается свободным. Эта свобода одного в другом соединяет людей внутренним образом; тогда как, наоборот, потребность и нужда сводит их вместе только внешне. Люди должны поэтому стремиться к тому, чтобы найти себя друг в друге. Но это не может произойти до тех пор, пока они остаются во власти своей непосредственности, своей природности, ибо эта последняя есть как раз то, что разобщает их друг с другом и препятствует им быть друг в отношении друга свободными. Свобода требует поэтому того, чтобы самосознающий субъект и своей природности не давал проявиться и природности других тоже не терпел бы, но чтобы, напротив, относясь равнодушно к наличному бытию, в отдельных непосредственных отношениях с людьми он и свою, и чужую жизнь ставил бы на карту для достижения свободы. Только посредством борьбы, следовательно, может быть завоевана свобода; одного заверения в том, что обладаешь свободой, для этого недостаточно; только тем, что человек как себя самого, так и других подвергает смертельной опасности, он доказывает на этой стадии свою способность к свободе» [104] .

 

ПУТЬ К ИСТИННОЙ – ВЕЧНОЙ ЖИЗНИ ПРОЛЕГАЕТ ЧЕРЕЗ ДОЛИНУ СМЕРТИ И ВСЕГО ТОГО, ЧТО С НЕЙ СВЯЗАНО: СТРАХА, УЖАСА, ОТЧАЯНИЯ, МАЛОДУШИЯ… И ЛИШЬ ТОТ, КТО СПОСОБЕН И ГОТОВ СМЕРТЬЮ ПОПРАТЬ СМЕРТЬ СВОЮ, ГОТОВ ЛИЧНО УМЕРТВИТЬ ВСЁ СМЕРТНОЕ В СЕБЕ – ДОСТОИН И МОЖЕТ ПРОЙТИ ПО НЕЙ И ПРЕОДОЛЕТЬ ЕЁ! 

 

Итак, ИНОЙ ИСТОРИИ чем та что есть, не могло быть и не могло быть вовсе не потому, что «история не знает сослагательного наклонения», а потому что История есть разворачивание воплощенной Жизни Закона, который есть Воля Того, Кто Творит Историю, как воплощение Мифа Творения, как ЕГО – МИФА – НЕОБХОДИМОЕ ОСНОВАНИЕ.

 

Обращаем ещё раз внимание на исключительную важность понимания необходимости, во-первых, глубокой апролетарской модернизации марксизма, и, во-вторых,  дополнения теории марксизма тем, что Владимир Ульянов в своих «Философских тетрадях» определял  следующим образом:

 

«С одной стороны надо углубить познание материи до познания (до понятия) субстанции, чтобы найти причины явлений. С другой стороны, действительное познание причины есть углубление познания от внешности явлений к субстанции» [105] .

 

Но углубление познания до абсолютного, до субстанционального основания, которое становится необходимым основанием, неизбежно приводит каждого мыслящего к пониманию того, что таким основание, этой субстанцией является сознание, причём не как человеческое формальное сознание, но Сознание, как Предельный Охват Бесконечностей Формализмов любого формального сознания.  

Таким образом, переход на необходимое основание – на спекулятивный метод Ф.Гегеля действительно и на деле вытаскивает марксизм из невозможного болота «диалектического материализма», и обнаруживает внутреннюю сущностную связь человека и Всеобщего, которое является самому человеку человеческой формой всеобщего.

Такое вытаскивание марксизмом самого себя из болота является возрождением марксизма, его очищением и его оживлением!

Такое вытаскивание марксизмом самого себя из болота Истории открывает возможность осуществления глобального синтеза того, что, кажется даже теоретически и здраво невозможно совместить: науку и религию, веру и знание, человека и Бога...

В итоге мы получаем, мы приходим к трансформ-марксизму, который как мы уже не раз видели, и далее увидим ещё не раз, просто и красиво развязываются самые сложные и запутанные исторические узлы, и САМУ Историю делает прозрачной и ясной для человеческого понимания!

 

Итак, повторим и выделим главное, определим существо, сформулируем важнейшие положения  того материала (Л.П.Карсавин «Философия истории»), который нами представлен выше.

 

Первое.

Всеединство есть диалектическое единство существующее на своём необходимом основании – множественности [106] (как «все-всяческой-множественности»).

 

Второе.

Человек есть становящееся всеединство являющееся моментом Космоса [107] как СОВЕРШЕННОГО ВСЕЕДИНСТВА.

Космос – Тело Проявления оживляющего ДУХА КОСМИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ, Божественного Сознания, которое воплощено в любой форме составляющей Космос, в том числе и в живой человеческой форме.

Именно в этом смысле необходимо понимать феномен человека как «божьего сына», как «божественного ребенка», сотворенного Творцом «по образу и подобию».

Образом и подобием человека и Бога является дух, сознание, мысль.

Дух есть в том творении, в котором есть мысль,  являющаяся «дитятей духа».

 

Третье.

Социальные отношения, строй социальной жизни и его структура, сам феномен власти как таковой, право, государство и общество являются выражением и воплощением субъективной психической реальности, как особого рода мысле-форм и всё оживляется психической энергией Всеединого Мыслящего Субъекта, пребывающего во всём [108] .

Единичным сознающим обособленным фокусом психической энергии является индивидуум – человеческое существо. Множественная фрактальная структура психических фокусов образует и является воплощенным Единым Психическим Фокусом Творца.

Иными словами, любой субъект является моментом Высшего Субъекта (иерархии субъектов, составляющих Высший Субъект) [109] , а сам Высший Субъект есть надвременной предел, к которому стремятся во времени все единичные моменты (единичные субъекты) [110] .

 

Четвёртое.

Развивающийся во всеединстве субъект есть субъект, находящийся в становлении индивидуализации и именно мера индивидуализации есть мера приближения субъекта к Всеединому Субъекту.

Иначе говоря, хотя отдельная личность является лишь моментом Всеобщего Субъекта, но эта же личность накоплением и синтетической концентрацией в себе всех моментов индивидуализации, т.е. воспроизводящая в своём внутреннем пространстве – Пространство Творца, может стать и становится Воплощенной Индивидуальностью Творца [111] .

 

 Пятое.

Сознание тесно связано с феноменом времени. Сознание воплощенного индивида, т.е. субъекта существующего во времени, развивается как двойственность поляризации Абсолютного Сознания (Трансформ-сознания)  на две свои формы: формальную (конечное сознание) и аформальное (бесконечное  Всеобщее Сознание). При постижении человеком себя и своей Сущности между двумя формами сознаний устанавливается связь и просто ранее существовавший переход-перетекание сознаний друг в друга через самих себя, становится осознанным переходом. Так человеческое сознание, которому соответствует малое преходящее «я», и сознание надвременное, высшее сознание Того, Кого называют «Молчаливым Свидетелем» [112] переходят друг в друга.

Последнее – это наивысшее «Я» человека; все иные человеческие «я», порождаемые данным «я», и являющие собой континуальный поток мгновений перетекания, непрерывного перехода конечного – в свою противоположность находятся как бы «между» указанными двумя [113] . Сам процесс перетекания является Бытиём и происходит по времени.

 

Шестое.

Содержание Истории, высший смысл Истории – это познавательное развитие человечества как воплощенного выражения всеединого, всепространственного и всевременного Всеобщего Субъекта, то есть – Всеобщего Сознания [114] . Необходимо понимать и видеть, что История – это история возникновения, развития, взаимодействия материально-природных, хозяйственно-экономических, социально-экономических, социальных, политических, идеологических и идейных форм. И все эти формы являются, разумеется, ничем иным как воплощением и жизнью мыслеформ Творца Форм, то есть Его – Мышлением, его Мыслью, его Сознанием. Наш Мир, наша Вселенная это Внутреннее Пространство Творца Вселенной, то есть «Бога», и все формы – от атома до человека, являются Его Живыми Фрактальными Подобиями.

 

 Седьмое.

Поскольку Субъектом Исторического развития является Всеединая Индивидуальность, как Всеобщее Целостно-Единое-и-Непрерывное Сознание, то Её необходимым основанием является вся всеединая совокупность «индивидуальностей» [115] , реальных и виртуальных, составляющих воплощение Всеединой Индивидуальности. Причем, разумеется, «реальная» индивидуальность в той же мере является «виртуальной», как и «виртуальная» – «реальной», так как обе формы непрерывно перетекают друг в друга, исчезают и возникают друг в друге.

 

«Итак, понятие группы – если остановиться еще и на понятии развития ее, это станет очевиднее – оказывается понятием всеединства. Исторической науке надо или отказаться от понятия группы, т. е. исторической коллективной индивидуальности, или строить себя на развитой нами теории, которая, конечно, не является новой: она современница научно-исторической мысли. Понятие же «группы» (исторической коллективной индивидуальности) для истории и вообще всех социальных наук необходимо».

 

Таким образом, действующим историческим субъектом является исторический субъект некоторого ранга и качества.

Единичное Истории – индивид и его форма выражения, личность.

Особенное – та или иная коллективная историческая индивидуальность [116] , которую мы называем форм-группой. [117]     

 

Восьмое.

Концепция всеединства показывает и доказываетнеобходимость окончательного преодоление того, что называлось «классовым подходом» [118] .

Классическое марксистское понятие «класс» и все известные вариации вокруг этого понятия страдают крайним формализмом и ограниченностью, настолько «крайним», что это понятие должно быть признано ошибочным.

Понятие «класс» совершенно лишено жизненности и является пустой абстракцией, идет ли речь о классе «пролетариата», «буржуазии» или каким-либо ином. Классовое саморазличение социумом самого себя, классовое самоопределение общества – лишь преходящий этап вечного процесса перехода единичного во всеобщее, а отличающегося и «классово» противоположного – друг в друга.

Причем переход этот всегда есть всеединый переход, то есть переход через самого себя.

Так сказать итоговым «классом», то есть фактически пределом, к которому стремится социальное развитие, является «класс творцов», или социальная форм-группа тех, кто может быть назван духовной аристократией или аристократией духа.

Аристократия Духа в её наиболее чистом и концентрированном выражении – это по сути просто богоподобные человеческие существа с высочайшим творческим потенциалом духовной силы, направленным на общее благо всех.

Зороастр, Гермес Трисмегист, Иисус Христос, Будда, Платон, Аристотель, Сократ…

Творческая преобразующая духовная сила и мощь направленная на благо всех – вот исчерпывающая характеристика любого представителя духовной аристократии [119] .

Итак, в Пределе все человечество должно стать одним единым и лишенным каких-либо «классовых различий» сообществом богоподобных существ, которые и составляют Богочеловечество [120] .

Таков замысел Творца и такова цель Эволюции.

 

Девятое.

Из п.8 становится понятным, кто именно является, в своём роде противоположностью действительно «самого революционного класса», «класса», точнее форм-группы духовной аристократии, которая одновременно принадлежит всем «классам», всем социальным группам всех времён и эпох, и не принадлежит ни одной из них.

Видимо это крайне удивит очень многих, но это, увы, тот самыйубогий и недоразвитый, погрязший в благополучии и мерзости равнодушия, опора и надежа «гражданского общества» и обожествляемый всеми идиотами и дебилами от демократии «средний класс».

Обратим внимание, «средний класс» это социальная группа настоящих, т.е. истинных социальных люмпенов, самодовольных и непоправимо тупых; это отстойник и анти-духовный мусоросборник всех социальных групп, социальная грязь и слизь, отрава и попросту социальные отходы, а прямо и открыто говоря социальное дерьмо довольное собой  (здесь можно вспомнить Хосе Ортега-и-Гассета) [121] .

Но особо удивляться не стоит, а ЧЕМ ИНЫМ спрашивается, может быть социальная предтеча-породитель дьяволочеловечества, как ни САТАНИНСКИМ СОЦИАЛЬНЫМ ДЕРЬМОМ?!

 

Отсюда можно сделать простые выводы и от всей русской души поздравить все так называемое «цивилизованное человечество» и ОСОБО её авангард – Западную цивилизацию с выдающимся достижением … выпадением её в исторический осадок [122] – в отстойнике Истории.

 

Даже абориген и какой-нибудь дикарь [123] , наличием в своей душе горения духа групповой индивидуальности, и потому – отсутствия смертоносного обособляющего социального эгоизма, всё же имеет потенциал и возможность синтезировать в себе (после множества воплощений) ту или иную форму Высшей Индивидуальности.

Но сытой, пресыщенной, тупой, самодовольной двуногой твари привыкшей только потреблять, потреблять, потреблять, потреблять и потре…, твари, открыто и нагло паразитирующей на всём мире, а таково положение так называемого «цивилизованного мира», указанное выше и возможное для «цивилизационного дикаря» – уже не грозит, ибо её добровольное-самовольное обособление и полный отрыв от всеединства означает её умерщвление себя самой!

Обезумевшее малое «я» в пароксизме предельного эгоизма отрывается от «Я» высшего, что и означает абсолютное духовное самоубийство [124] − абсолютный и уже абсолютно непоправимый грех, который только и может совершить человек!

 

Десятое.  

Преодоление классовой ограниченности коммунистами, т.е. людьми разделяющими идеологию построения одухотворенного человеческого общества и самим являющимся живым воплощением такой идеологии, кардинально изменяет смысл того, что ранее называлось «классовой борьбой» и «классовым подходом». «Классовость» и так сказать «коммунистичность» отныне – это самоотверженное служение людям и прежде всего постоянное и самоотверженное преодоление собственной ограниченности, это пожизненная непрерывная учеба,  это непрерывное воспитание себя культурой и знаниями всех народов всех эпох, это постоянная устремленность делать всё, чтобы в мире людей стало меньше боли, нужды и страдания, это вечное устремление созидания красоты и умножения на планете любви.  

Иными словами, «идеология коммунизма» отныне сама есть не что иное, как воистину христианская «божественная любовь-и-знание в действии», по крайней мере, вечное и неустрашимое человеческое стремление к тому, чтобы дух этой идеологии стал единым оживляющим духом человека.

Христос – КОММУНИСТ! Будда – КОММУНИСТ!

Нужно признать, что в таком виде «научный коммунизм» превращается в небывалую, особого рода религию, религию лишенную всякой пустой ритуальности, религию в которой человеческое существо непосредственно и без посредников может контактировать и взаимодействовать с Творцом-Богом так, как всеединые человек-и-Бог-в-человеке сочтут нужным.

Нет необходимости хотя бы в какой-то мере отрекаться или отвергать любую иную религиозную форму, но неформальное личное и лишенное всех и любых внешних атрибутов дополнение её указанной особой религией, которая уже и не религия, но транформ-религиянебывало ускорит приближение человека к Высшему.

  

Именно так, без насилия, но в совместном сотворчестве и отметим особо – каноном «Господом твоим» – «живи твой Господь» – будут преодолены все религиозно-культурные различия для всех, кто является истинно-верующими и воистину чтит Творца своего, как бы Он ни был по-человечески именован, ибо ВСЕ – ДЕТИ БОЖЬИ [125] .

 

Итак, мы завершаем с социальным приложением философии всеединства, которой мы видоизменяем марксизм и кардинально трансформируем его.

Необходимо отметить, что философия всеединства и её принципиально важное для нас социальное качество в реализации принципа духовности («общего блага») фактически едина для всех её выразителей.

Например, Владимир Соловьев в работе «Первый шаг к положительной эстетике» [126] пишет:

«Итак, у истории (а следовательно, и у всего мирового процесса) есть цель, которую мы несомненно знаем, - цель всеобъемлющая и вместе с тем достаточно определенная для того, чтобы мы могли сознательно участвовать в ее достижении; ибо относительно всякой идеи, всякого чувства и всякого дела человеческого всегда можно по разуму и совести решить, согласно ли оно с идеалом всеобщей солидарности или противоречит ему, направлено ли оно к осуществлению истинного всеединства [1] или противоречит ему. А если так, то где же право для какой-нибудь человеческой деятельности отделяться от общего движения, замыкаться в себе, объявлять себя своею собственною и единственною целью? И в частности, где права эстетического сепаратизма? Нет: искусство не для искусства, а для осуществления той полноты жизни, которая необходимо включает в себя и особый элемент искусства - красоту, но включает не как что-нибудь отдельное и самодовлеющее, а в существенной и внутренней связи со всем остальным содержанием жизни».

1. Я называю истинным, или положительным, всеединством такое, в котором единое существует не за счет всех или в ущерб им, а в пользу всех. Ложное, отрицательное единство подавляет или поглощает входящие в него элементы и само оказывается, таким образом, пустотою; истинное единство сохраняет и усиливает свои элементы, осуществляясь в них как полнота бытия» [127] .

 

Подведем некоторые итоги.

Не считая так сказать наличие понятия «Всеобщего», трактуемого как Творца, и преодоления материалистической ограниченности теории марксизма, мы ввели в него на место понятия «класс» понятие  «трансформ-группы» или форм-группы.

Форм-группа есть некоторая коллективная личность некоторого ранга общности и соответственно некоторого особого или присущего только ей «качествования» сознания, как выразился бы Л.Карсавин.

Такая группа может быть реальной, то есть так сказать «наглядно устойчивой» и «относительно неизменной», сохраняющей свои качествования (некоторую уникальную всеединую совокупность свойств-качеств), или «виртуальной», время существования которой совпадает или близко к времени наблюдения исследователя, или времени участия (входе) данного субъекта в данную виртуальную форм-группу, а дальше такая форм-группа распадается и исчезает, прекращает своё существование как целостность.

Примерами виртуальных групп могут служить посетители кафе или концерта, шоу, митинга, матча, текущей социальной выборки на момент проведения социологического опроса, электорат, голосующий за претендента на какой-либо пост, наполнение аудитории концертной или лекционной и т.д.

Примеры реальных форм-групп вполне можно предложить привести самому читателю.

Каждое текущее личностное социальное сознание (индивидуальное или групповое) является участником огромного, непредставимо огромного числа форм-групп виртуальных и реальных, они непрерывно изменяются, возникают и исчезают, переливаются друг в друга, становятся друг другом. В этом безбрежном потоке в каждой его точке и объёме осуществляется индивидуализация соответствующего личностного и группового сознания, его видоизменение и наполнение, его социализация.

Социум по существу должен рассматриваться как единый поток каждое изменение которого, являясь изменением единичным или особенным, является, тем не менее, и изменением общим и всеобщим, ибо ничто не случайно, «случайностей», как неких совершенно оторванных и существующих обособленно от всего иного событий вообще нет.

Точнее будет сказать, что именно через случайное, единичное, отдельное и обособленно происходят, осуществляются всеобщие изменения. Ведь случайность, как верно заметил один из основоположников марксизма, есть «абсолютная необходимость».

   Не случайно появление в соответствующие эпохи людей, которые осуществляют изменение потока событий.

Не случайно в разных частях планеты примерно в одно и то же время происходят те или иные научные и технические открытия.

Не случайны войны и революции.

Надо лишь  увидеть Поток Истории как целое, надо увидеть текущий расклад сил и противоречий, в который воплощаются эти силы, и который воплощается в эти силы. Нелепо пытаться вывести некое важнейшее историческое событие из какой-нибудь ничтожности, случайности. Помимо воли сознаний людей и активности групповых сознаний (сознаний форм-групп) действует воля общая и всеобщая. Необходимо видеть закономерности и закон проявления, прежде всего Всеобщей Воли и Общей, например, Воли Народа как целого, в которой, и через которую проявляется Всеобщая Воля.

В особенные периоды Истории Всеобщая Воля может быть сосредоточена и выражаться даже через единичное – будучи воплощенной в конкретном  человеке, и такое, тоже, разумеется, не случайно.

Но в любом случае всегда и неизменно действует Единый Закон перехода противоположностей друг в друга через самих себя, что и означает проявление всеединого движения в иерархической совокупности своих форм, от единичной, до всеобщей.

Не случайна и сама великая Идея Всеединства, которая осенила именно Русскую Землю и была воспринята лучшими людьми России:

 

«Я вдруг, совсем как бы для меня незаметно, стал на этой другой земле в ярком свете солнечного, прелестного как рай дня. Я стоял, кажется, на одном из тех островов, которые составляют на нашей земле Греческий архипелаг, или где-нибудь на прибрежье материка, прилегающего к этому архипелагу. О, всё было точно так же, как у нас, но, казалось, всюду сияло каким-то праздником и великим, святым и достигнутым наконец торжеством. […] И наконец, я увидел и узнал людей счастливой земли этой. Они пришли ко мне сами, они окружили меня, целовали меня. Дети солнца, дети своего солнца, — о, как они были прекрасны! Никогда я не видывал на нашей земле такой красоты в человеке. Разве лишь в детях наших, в самые первые годы их возраста, можно бы было найти отдаленный, хотя и слабый отблеск красоты этой. Глаза этих счастливых людей сверкали ясным блеском. Лица их сняли разумом и каким-то восполнившимся уже до спокойствия сознанием, но лица эти были веселы; в словах и голосах этих людей звучала детская радость. О, я тотчас же, при первом взгляде на их лица, понял всё, всё! Это была земля, не оскверненная грехопадением, на ней жили люди не согрешившие, жили в таком же раю, в каком жили, по преданиям всего человечества, и наши согрешившие прародители, с тою только разницею, что вся земля здесь была повсюду одним и тем же раем. Эти люди, радостно смеясь, теснились ко мне и ласкали меня; они увели меня к себе, и всякому из них хотелось успокоить меня. О, они не расспрашивали меня ни о чем, но как бы всё уже знали, так мне казалось, и им хотелось согнать поскорее страдание с лица моего.

Видите ли что, опять-таки: ну, пусть это был только сон! Но ощущение любви этих невинных и прекрасных людей осталось во мне навеки, и я чувствую, что их любовь изливается на меня и теперь оттуда. Я видел их сам, их познал и убедился, я любил их, я страдал за них потом. О, я тотчас же понял, даже тогда, что во многом не пойму их вовсе; мне, как современному русскому прогрессисту и гнусному петербуржцу, казалось неразрешимым то, например, что они, зная столь много, не имеют нашей науки. Но я скоро понял, что знание их восполнялось и питалось иными проникновениями, чем у нас на земле, и что стремления их были тоже совсем иные. Они не желали ничего и были спокойны, они не стремились к познанию жизни так, как мы стремимся сознать ее, потому что жизнь их была восполнена. Но знание их было глубже и высшее, чем у нашей науки; ибо наука наша ищет объяснить, что такое жизнь, сама стремится сознать ее, чтоб научить других жить; они же и без науки знали, как им жить, и это я понял, но я не мог понять их знания. Они указывали мне на деревья свои, и я не мог понять той степени любви, с которою они смотрели на них: точно они говорили с себе подобными существами. И знаете, может быть, я не ошибусь, если скажу, что они говорили с ними! Да, они нашли их язык, и убежден, что те понимали их. Так смотрели они и на всю природу — на животных, которые жили с ними мирно, не нападали на них и любили их, побежденные их же любовью. Они указывали мне на звезды и говорили о них со мною о чем-то, чего я не мог понять, но я убежден, что они как бы чем-то соприкасались с небесными звездами, не мыслию только, а каким-то живым путем. О, эти люди и не добивались, чтоб я понимал их, они любили меня и без того, но зато я знал, что и они никогда не поймут меня, а потому почти и не говорил им о нашей земле».

 

Это отрывок из произведения Ф.М.Достоевского «Сон смешного человека» [128] .

Разумеется все описанное лишь некий светлый и абстрактно-любовный образ будущего. Та действительность, которая будет воплощена в шестом и седьмом круге [129] намного прекраснее, но как её можно передать сейчас?

Ведь в человека есть не только божественная любовь, но и божественные могущество и воля, которые пока что пребывают в спящем состоянии, но обязательно проявятся, и богочеловечество и «век золотой» – действительная прекрасная действительность, которая ждет своего воплощения среди людей.

 

Если им, конечно, удастся ... вырваться, выползти из того болота грязи и нечистот, в котором они пребывает сейчас, не чувствуя своего унижения, и даже не понимая насколько оно страшно и во многом непоправимо для божьего сына или дочери, ведь это унижение не только человечности и человека, но и божественности и Бога!

***

 

Итак, мы должны продолжить наш путь синтеза совершенной теории.

Будем считать приведенные выше десяток страниц текста тем, что для мыслящего человека вполне способно подтолкнуть к той весьма значительной работе по индивидуальному осознанию всех тех неизбежных перемен, которые и внутренне и внешне кардинально изменяют черты великой теории марксизма.  

А сейчас обратим внимание на один важный феномен, который нашел отражение в сформулированном нами третьем пункте.

«Социальные отношения, социальный строй, как и право, и государство, и общество, и класс, суть некоторые психические реальности, природу которых, конечно, надо выяснить, что и будет сделано в дальнейшем, но которые, во всяком случае, не существуют без индивидуумов и внешне не выразимы и не разъединимы иначе, как условно и путем аббревиатур».

 

О чем идёт речь?

А речь, например, о природе власти, права и вообще осознании человеком самого себя.

Например, осознании феномена «власти». Давайте, покажем пример усвоения приведенного выше материала на примере феномена «власти».

Власть…

Никого, кажется, не удивляет, что нет такой меры слабоумия и такой глубины ничтожества впав в которые и пребывая в которых человекообразное двуногое, тем не менее… не стремилось бы к «власти».

Где субстанция власти? Где, в чём, в  какой форме находятся властные отношения?

В т.н. «праве»? В так называемых «законах»? В силе принуждения к подчинению?

Но право пишется, оно создаётся, изменяется, он рождается и дано не откуда-то свыше, но исходит от людей [130] .

Законы, которые составляют основу, так называемых «правовых отношений», которые, как нас заверяют должны обладать некоей «верховной властью» и подчинять себе всё и всех, тоже творятся исключительно людьми.

Например, людьми которые находятся у власти, и которые для того, чтобы конвертировать свою абстрактную субстанцию власти в нечто более вещественное и осязаемое, создают право под себя и производят далее формально основанную на праве, т.е. законную приватизацию, но в действительности вершат САМЫЙ НЕМЫСЛИМЫЙ и РАЗНУЗДАННЫЙ РАЗБОЙ, который когда-либо был в Истории человечества!!

И интересно, означает ли главный принцип т.н. «правового общества», в котором, как известно, осуществляется «верховенство права», что воры и убийцы так и должны остаться безнаказанными?!

Ведь все они по праву справедливости настоящие преступники и должны быть судимы и в итоге казнены, и мы здесь вовсе не предвосхищаем приговора суда, но лишь фиксируем его наглядность и очевидность!

Не может быть ИНОГО приговора, НЕ МОЖЕТ,  если только не закрывать глаз и видеть ВЕСЬ СОВЕРШЕННО НЕПОМЕРНЫЙ объем страданий, которые этитысячи ублюдков, выродков и иуд принести многим десяткам миллионов!!

И вопиющее противоречие ПРАВА и СПРАВЕДЛИВОСТИ делает то, что оно должно делать – ОНО ВОПИЁТ! И два десятилетия вовсе не сделали ЭТОТ ВОПЛЬ ТИШЕ!

А где так называемая «власть»?

Разве она не знает о наличии этого противоречия и не слышит вопля?

Да, нет же, – слышит! И даже говорит об этом… Вот мол, надо как-то уплатить… кое-что… для того… чтобы… а потом… уже… наверное… легитимность собственности… - ме-е-е…, гражданин Путин?!!

 

А надо просто собрать ВСЮ эту мразь и прямо в глаза заявить ей: ВЫ ВСЕ БУДЕТЕ ПОВЕШЕНЫ, а кое-кто – ПОВЕШЕН даже не за шею, если… - не вернете ВСЁ ЧТО УКРАЛИ, ПЛЮС к этому ВСЁ, что потратили на себя и свои «потребности», потребности ваших семей и прочих двуногих вас обслуживавшихза ВЕСЬ ПЕРИОД, КОГДА ВЫ НАСЛАЖДАЛИСЬ И РОСКОШЕСТВОВАЛИ, В ТО ВРЕМЯ КАК ТЕ, КТО ОСТАЛСЯ ОБЕЗДОЛЕННЫМ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО БЛАГОДАРЯ ВАМ СТРАДАЛ, УГАСАЛ И УМИРАЛ ЛИШЕННЫЙ КАКИХ-ЛИБО ЖИЗНЕННЫХ СРЕДСТВ!

 

ВСЁ!!

 

И далее - ВРУЧИТЬ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ счёт КАЖДОМУ!

И КАЖДЫЙ КОНКРЕТНО ДОБРОВОЛЬНО ДОЛЖЕН ЕГО ОПЛАТИТЬ, ВЕРНУВ ВСЁ НАГРАБЛЕННОЕ!

Нет?

Тогда, арест, конфискация имущества – СУД и в итоге публичная казнь!

Например, всякая попытка укрыться и обмануть СПРАВЕДЛИВОСТЬ где-то за кордоном…

Принцип один…

 

Предупредительный выстрел в задницу, контрольный в голову!

 

И на этот принцип будет работать ВСЯ МОЩЬ СПЕЦИАЛЬНОЙ МАШИНЫ ГОСУДАРСТВА ПРИЗВАННОЙ ГОСУДАРСТВО ЗАЩИЩАТЬ!

КГБ – Комитет Государственной Безопасности будет озабочен «проблемой двух выстрелов», если понадобится – на десятилетия вперёд, пока всё украденное не будет возвращено с лихвой!

 

В некоторых особо березовых случаях в силу полного совпадения того и другого… действительно возникает некоторая проблема,  то ли пожизненно дырявить и дырявить, что связано с некоторым перерасходом металла, то ли сразу и единожды

В подобного рода коллизии видимо нужно вежливо поинтересоваться, что предпочитает сам клиент, а вдруг он, например, предпочтёт простой березовый кол или что-то более прозаичное?! [131]

Кроме того для подобного рода преступников не будет срока давности, и если нужно, то через четверть века воров-олигархов и (или) их наследников будут гонять по планете как котов и если понадобится – вгонять в землю навеки!

И речь, разумеется, не идёт о…, скажем так: «относительно честном бизнесе» [132] среднего и малого уровня, речь просто идёт о всех тех «бизнесменах», кто ПРИСВОИЛ, СМОШЕННИЧАЛ, УКРАЛ замаскировав своё преступление ПРАВОМ, воспользовался родственными и иными связями или близостью к приватизационной кормушке и государству.

Все их знают.

Все знают кто это конкретно. Все знают, сколько они украли. Все знают, как омерзительно и вызывающе нагло и открыто они просаживают украденное!

И главное, что ОНИ САМИ ЗНАЮТ КТО ОНИ.

Почему ТОГДА ОНИ – ПРОДОЛЖАЮТ ДЕЛАТЬ ТО, ЧТО ДЕЛАЮТ?!

Может быть потому, что ОНИ обладают властью?..

Ах, ну да! Властью! А она ведь закреплена, какой кошмар! – в праве, и в соответствии с правом, и его «верховенством» они, оказывается, вовсе не преступники, разбойники и воры, а «работодатели» и «уважаемые налогоплательщики», и порой даже «благотворители»!

 

Что же такое власть?

Глядя на имеющую место более чем странную картину это господство обнаглевших от собственного слабоумия ослов над ещё более слабоумными ослами!

И если это не так, так какого же хрена тогда АБСОЛЮТНОЕ БОЛЬШИНСТВО продолжает считать несправедливой так называемую приватизацию?

Тогда просто нужно признать, что те, кто украл не только ни в чем не виноваты, но они молодцы и умницы, и в отличие от всех «неуспешных» они – действительно «успешные», и всё ИМЕННО ТАК и должно быть!!

То есть надо понимать, что все ониэгоистические, беспринципные, наглые, готовые на любое преступление ради наживы УБЛЮДКИ, и ПОТОМУ – ПОЭТОМУ – надо просто взять и признать, что ИМЕННО ублюдочность и результаты её  социальной активности и является НОРМОЙ, а все эти обобранные и обездоленные – НЕ нормальны и сами виноваты в этом и должны изо всех сил стремиться стать… ПРАВИЛЬНО! – нормальными!

Одним словом, не способный ни на что цивилизованное дикий, увы, ещё очень, преступно очень русский народ должен как говаривал один абсолютно ненормальный товарищ: учиться, учиться и учиться… конкурировать, ловчить, терять совесть и стать беспринципным и наглым, и именно отсутствие эгоизма и наличие совести и есть действительное чудовищное уродство превращающего человека в отвратительного ублюдка вообще не имеющего права жить! 

В таком случае НУЖНО, НАКОНЕЦ, ВСЕНАРОДНО ПРИЗНАТЬ, что Ходорковского посадили зря, и перед ним нужно всенародно извиниться, а не как полагают, например, все «ненормальные» «отвратительные ублюдки», взять и посадить на кол посредине Красной Площади в назидание всем олигархам и так триумфально закончить, наконец, эту ходорковскую бадягу до смерти всем надоевшую!

И ещё нужно непременно законодательно ввести обязательный ритуал всенародного лобызания олигархических задниц и ежедневной молитвы, в которой должно быть адекватно выражена идея необходимости вечного вымаливания прощения у всех олигархов за все неправедное, что в отношении их думалось народным умом, и нужно писать с них – ИМЕННО С НИХ, а конкретно с богоподобных задниц нашей «русской элиты» – иконы, и молиться ИМЕННО на эти иконы, а не иконы святых, и от всего православного сердца русского желать, чтобы они (эти задницы) и дальше имели возможность утопать в роскоши на благо всего народа, удобно устроившись на историческом лице Русского Народа, который по меньшей мере тысячу лет себя ИМЕННО к ЭТОМУ и готовил!

 

… Так чего это народ русский застрял посредине, и никак не может выбрать, что принять: право  справедливости или справедливость права?!

 

Пора уж решить и, по всей видимости, решить так, чтобы уважать себя после принятого решения!

А если это именно так, то именно МЫ – РУССКИЕ – должны выработать принципиально новую парадигму ПРАВА и ВЛАСТИ!

 

А именно: ВЛАСТЬ как жертва, власть как Служение во имя блага всех!

И ПРАВО – как ПРАВО СИЛЬНЕЙШИХ служить тем, кто слабее!

 

Трудно понять, как власть может быть жертвой? 

А ведь разница здесь точно такая же, как между творить и вытворять.

Последнему даже учить не надо.

Первое требует колоссальной внутренней работы!

Это работа синтеза, в которой интерес личности одновременно растворяется, но и синтезируется и концентрируетсякристаллизуется – из интересов всех иных.

И очень важно понять, это работа даже не одной жизни, а многих, огромного множества воплощений, в результате которых человеческая душа берет, наконец, под полный контроль воплощенное человеческое сознание и малое человеческое «я», наконец-то в необходимой мере слито с высшим «Я»!

Такое слияние и выявляется выдающимся, порой уникальным творческим потенциалом, и неэгоистической социальной силой, становящейся действительной духовной силой, которая оказывает своё исключительное благотворное влияние. То есть такая сила действительно творит, и творитдействительное благо!

 

Мера социального объема пространства, в котором субъектом, обладающим властными полномочиями лично и практически осуществлён синтез интересов всех тех, над кем этот субъект осуществляет свою власть, и есть допустимая мера самой власти господствующего субъекта.

Такое господство, отрицая самоё себя в любой момент времени уже не есть господство, но есть служение (в указанном социальном объеме).

Такое антиномично-парадоксальное «служение господства» есть «господство служения», и оно суть идеальная индивидуализация субъекта, который становится соборной личностьюиндивидуальностью и воплощенным выражением интересов всей группы, над которой у данной личности есть законная власть.

 

Что, очень ново звучит это всё?

Да вы, наверное, шутите!

Это же известная всем парадигма власти в соответствии с учением Христа изложена в Евангелии!

«Был же и спор между ними, кто из них должен почитаться большим.

Он же сказал им: цари господствуют над народами, и владеющие ими благодетелями называются, а вы не так: но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий – как служащий.

Ибо кто больше: возлежащий, или служащий? не возлежащий ли? А Я посреди вас, как служащий» [133] .

 

Абсолютно ВСЯ имеющая место на планете человеческая власть в человеческом царстве природы является незаконной и противозаконной!

То есть такая власть есть антидуховная власть господства и насилия, паразитирования и унижения человечества и природы! И доказывать этот тезис нет необходимости, нужно лишь вспомнить моря пролитой человеческой крови и увидеть изнасилованную человеком природу!

Новый Век, который будет открыт Россией и Русскими покажет пример существования принципиально ИНОЙ ВЛАСТИ!

 

Власть-господство будет заменена на ВЛАСТЬ-СЛУЖЕНИЕ!

 

Интересно, что если ранее говорили о «диктатуре пролетариата», то есть по сути невообразимой нелепости и глупости, ибо такая диктатура есть деформация окружающей социальной среды под явную ограниченность тех, кто осуществляет диктатуру, то сейчас, в случае трансформ-марксизматоже необходимо говорить о диктатуре!

 

Да, для освобождения человека действительно нужна диктатура, но совершенно особая диктатура, Диктатура Культуры и Знания!

 

Диктатура тех, кто осуществил в себе синтез интересов множества социальных групп, кто сумел примирить и гармонизировать эти интересы, и потому по определению уже не может быть, и не может называться диктатором и тираном.

 

Необходимо понимать, что и в случае простого осуществления так называемой «демократической власти» любого представителя некоторой форм-группы, интересы всех иных форм-групп обязательно подвергаются деформации в направлении интересов источника деформирующего социального воздействия, что и воспринимается как насилие. Трудно данное отрицать, собственно именно это всегда и вызывает борьбу, и провоцирует конфликты в нескончаемой демократической борьбе, войне за власть тех или иных форм-групп.

Осуществление диктатуры особой форм-группы, является выходом из такой нескончаемой борьбы и завершение «демократической войны всех против всех», которая превращает человека в социальное животное, в социального хищника, и выстраивает всемирную сатанинскую иерархию хищности животной человечности, которая и уничтожит человечество.

Тот, кто не сумел синтезировать в себе противоречия, кто не  смог сжиться с ними, понять их, принять их, разрешить их в себе, и преодолеть вмещением превратив в единство, тот, прогибая мир под себя и своё невежество, всегда будет насиловать и деформировать мир.

Указанное повсеместное стихийное «прогибание» само по себе не является развитием, но бесконечная совокупность таких прогибаний (других ведь попросту нет!) до определенного момента и составляет процесс эволюционного восхождения.

 

Таков социальный парадокс.

Разрешение этого парадокса в ответе на вопрос: «Каким образом зло творимое людьми становится благом?»

Гармонизация зла, взаимное погашение, свертывание и связывание зла – собой же,  есть становление блага.

 

Итак, власть, в центре которой не находится субъект, который в самом себе предварительно не осуществил синтез интересов и потребностей всех тех, над которыми он осуществляет свои властные полномочия всегда есть насилие, даже если такая власть поставлена в т.н. «демократические рамки» и осуществлена как результат «демократической процедуры».

 

Примеры?

Многого ли добилась, например, греческая народная масса своими «протестами» против драконовский мер «экономии»? Да плевала вся эта греческая хвалёная демократическая власть на все эти протесты! Она как котов гоняла, гоняет, и будет гонять «протестующих»!

Вот же она «демократия»!

Демократия, это когда вот у этих сила, а у этих – бессилие! И первые могут делать, что хотят, а вторые будут делать, что хотят первые!

Побочный эффект – лишь наличие дополнительного шума и ненужной утомительной возни.

«Демократическая власть» всегда будет делать именно то, что выгодно ей самой, ибо такая власть бесконечно далека от народа, народа как целостного живого организма!

N:

 

Демократия это воистину удел слабоумных, и это именно так по очень многим причинам.

Вот одна из них.

Надо ведь вдуматься и преодолеть, наконец, границы собственного слабоумия!

КАК, черт бы побрал всех идиотов-от-демократии, КАК – по слогамраз-де-ляя социум, то есть, понятен ли смысл слова «разделять»? – про-ти-во-по-ста-вляя одну его оторванную часть – другой, то есть, раздирая единое на части можно получить ЕДИНСТВО?!

НУ КАК?! КАК??!

Каким - таким - образом?

Каким-таким образом можно получить «Единую Россию», если она уже в самом начале является отхваченным политическим куском, одним из многих демократических отхваченных кусков «российского народа»!

Да все ТАК НАЗЫВАЕМЫЕ «ПОЛИТИКИ» признающие демократию и её политическую систему это обычные ПРИДУРКИ, а не политики, по той простой причине, что НЕ ЖЕЛАЮТ ПОНИМАТЬ СТОЛЬ ПРОСТЫХ и до БОЛИ ОЧЕВИДНЫХ ВЕЩЕЙ!

И ПРИ ЭТОМ – ВСЕ ЭТИ БАРАНЫ в политическом танце ПРОСТО ТОПЧА КОПЫТАМИ СВОИМИ ВСЕ ИНЫЕ «НАРОДНЫЕ ЧАСТИ» Единого НАРОДНОГО ТЕЛА… ПОСТОЯННО ГОВОРЯТ О КАКОМ-ТО «НАРОДЕ»!

 

О КАКОМ, ИДИОТ ТЫ ЭДАКИЙ, «НАРОДЕ» ТЫ ГОВОРИШЬ?!

 

У ТЕБЯ, НАПРИМЕР, ВЕДЬ В РУКАХ ОДНА ОТОРВАННАЯ И УЖЕ ВОНЯЮЩАЯ «НОГА СПРАВЕДЛИВОСТИ» ЭТОГО НАРОДА!

А ЖИРИНОВСКИЙ КАК ДУРАК С ПИСАНОЙ ТОРБОЙ НОСИТСЯ … если приглядеться, конечно, С «РОССИЙСКОЙ НАРОДНОЙ ЗАДНИЦЕЙ», САМ ПРИ ЭТОМ ЯВЛЯЯ СОБОРНО-ПОЛИТИЧЕСКУЮ ФИЗИОНОМИЮ СВОЕГО ЭЛЕКТОРАТА, КОТОРУЮ СУМЕЛ ОТОРВАТЬ! [134]

К СЛОВУ, «ЭЛЕКТОРАТ» – ЭТО ИМЕННО МЕРТВЫЙ ОТОРВАННЫЙ КУСОК НАРОДНОЙ ПЛОТИ КОТОРАЯ В СВОЁМ ЕДИНСТВА РАНЕЕ СОСТАВЛЯЛА ЖИВОЕ НАРОДНОЕ ТЕЛО!

Так что – без обид, кроме того, хотя без Жириновского можно и даже нужно жить, а вот без народной пусть даже и задницы – увы, нельзя.

Нет, и не может быть в принципе никакого «народа» и никаких «народов» когда есть демократия, которая всегда есть противопоставление одних  другим, и потому расчленение и умерщвление единого-чего-нет-при-демократии – Народа!

 

ВЫ – ИДИОТЫ, господа, но вы не просто идиоты, ВЫ – воистину ЧЕРТОВЫ ИДИОТЫ, и ВЫ, а также ВСЕ ТЕ, кому вы морочите головы своими демократическими бреднями, ДОЛЖНЫ ЭТО ЗНАТЬ!!

 

Но то, что вытворяет уже всемирная «демократическая власть» вне собственных государственных рамок, вообще не поддаётся описанию никаким литературно-научным языком! Почему?

Да потому, что сотни тысяч трупов!

Потому что – разоренные страны и регионы!!

Всякая т.н. «демократическая власть» является воплощенным в праве насилием  демократической диктатуры одних форм-групп над другими.

Всякая власть периода обособления является господством самого сильного субъекта (индивидуального или группового [135] ), который оформляет своим правом господства своё господство над правом, в котором и закрепляет, то есть делает «законной» свою власть.

Почему США с маниакальным упорством стремятся разобрать и дискредитировать всю сложившуюся после второй мировой войны систему права, регламентирующую международные отношения?

 

А потому что в настоящий момент преодолев имеющиеся границы права сложилась уже совершенно иная система, иная картина сил, в сравнении с той, что была после войны, и эта картина сил усилиями США стремительно оформляется если не сразу де-юре, то точно де-факто присвоенным самими США правом творить то, что сочтут нужным творить!

Разумеется во имя «свободы» и «демократии»!

Оформляется открытой силой или угрозой применения силы! И мир НИЧЕГО не может сделать, ибо разделен и продолжает делиться в себе и далее!

Разве не так?!

Сильный паразитирует на слабых, сильнейший закрепляет своё право господства в праве и делает его  легитимным [136] , т.е. формально законным – вот исчерпывающая природа всякой власти периода обособления и разобщения.

 

Такова любая власть [137] Эры Разобщенного Мира.

 

Интересно, что марксизм определял паразитирование как «эксплуатацию».

Паразитирование и далее взимание, являясь существованием одних за счет жизненных ресурсов других, обобщает линейную марксистскую модель «эксплуатации» капиталистом тех, кто нанимаясь, работает на него.

 

Ныне всё иначе!

США паразитирует на всём мире.

Европа стремится составить, и составлет компанию своему Атлантическому Боссу в паразитировании на всём мире.

Но в этом же – оба ПЛАНЕТАРНЫХ ПАРАЗИТА являются в известной мере и конкурентами.

С глобализацией капитализма уже все стремятся паразитировать на всех!

А вот получается это или нет, решает факт наличия силы, которая оформлена в праве поставить своего конкурента в условия, когда один оказывается тем, на ком паразитируют, а другой – паразитирующим!

 

N:

По этой причине все уже буквально и остервенели, и, пардон, охренели от «отстаивания своих интересов»!

Но важно увидеть ГЛАВНОЕ, что именно - этоостервенение – охренения как результат навязывания своего видения мира,  как результат навязывания миру роли нужной именно Соединенным Штатам и позволяет США делать то, что они делают, и стремятся далее делать!

Например, объявить  «зоной жизненных интересов США» каждый квадратный метр поверхности планеты!

С чего бы это?!

И главное, ПОЧЕМУ БЫ этому САМОМУ «КРУТОМУ БЛЮСТИТЕЛЮ СВОИХ ИНТЕРЕСОВ» ХОРОШЕНЬКО ЭДАК НЕ НАЧИСТИТЬ ЕГО ПОГАНОЕ РЫЛО?!

КАК?

Пустив, например, на дно пару-тройку Флотов, которыми Штаты пасут весь мир?

Вот-то они, козлы сатанинские, расстроятся

 

И как же любо-дорого будет ВСЕМУ МИРУ увидеть наконец эту «скорбь» на ублюдочных рылах всех обитателей госдепа, и лично на рыле тов. Обамы, и поголовно на всех рылах его предшественников-ублюдков!

 

Как же будет любо-дорого увидеть ублюдочную скорбь сатанинских ублюдков – позволивших превратить себя ИМЕННО В САТАНИНСКИХ УБЛЮДКОВ по своим отправленным прямиком в Геенну Огненную сатанинским ублюдкам-насильникам, толкающим ВЕСЬ МИР в СВОЮ САТАНИНСКУЮ ВЕРУ, в свой сатанизм, нагло и абсолютно открыто ныне УБИВАЮЩИМ ЛЮДСКИЕ ДУШИ!!

 

А ведь сказано: «НЕ убий!»

 

Не убий душу свою действием или бездействием своим!

 

НЕ ГРЕХ – остановить ОБНАГЛЕВШЕГО ОТ БЕЗНАКАЗАННОСТИ УБИЙЦУ, и если нет иного выхода – уничтожить ЭТУ САТАНИНСКУЮ ПАДАЛЬ!

 

ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО – освободить ЛЮДЕЙ, ВСЁ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО, ОТ УБИЙЦ ТЕЛ И ДУШ, ОТ УБИЙЦ ЖИЗНИ, РАЗВОПЛОТИВ  УБИЙЦУ ДУШ И ТЕЛ ЛЮДЕЙ! [138]  

 

Ливия после того, что она сделала с Кадаффи, после своей «демократизации», в существенной массе своей – это сборище живых отвратительных трупов, способных лишь непрестанно воспроизводить  слова благодарности США и НАТО!

Египет, Тунис – ТОЖЕ САМОЕ!

Арабские бараны преданно блеют-благодарят США и Европу за наконец-то пришедшую на их землю «демократию»!

Как же.

Нет, особая смерть пришла в арабский мир… СМЕРТЬ! От которой не укрыться, и за которой не может последовать жизни, ибо это ВЕЧНАЯ СМЕРТЬ!

 

Окровавленный, насилуемый, забиваемый заживо на смерть Муамар Каддафи вопиёт: «Позор вам, дорогие мои!»

 

И смотрящая на этот ужас, и хохочущая каким-то нечеловеческим жутким демоническим смехом Хилари Клинтон

- Мы пришли и он – умер!

 

…Да вашу - сатанинскую - мать!.. УБЛЮДКИ И ТВАРИ ДВУНОГИЕ!!!...

 

ЭТО – ЧТО больше никто НЕ ВИДИТ?!!

 

А ведь именно так как выглядят метафизические убийцы!!

И – ЭТО все должны ЗНАТЬ!

 

Смех?...

«Мы пришли и он – умер!»?..

Нет… Каждый, кто глядя на эту запредельно мерзкую ТУПУЮ САТАНИНСКУЮ ШЛЮХУ, само пребывание которой на поверхности планеты является оскорблением Бога и Вселенной… каждый… кто нашёл что-то смешное и забавное в увиденном ей и присоединился к ней, а не ужаснулся и не отвернулся, каждый кого не передернуло от такой картины, КТО НЕ ЗАХОТЕЛ БЫ ЛИЧНО ГРОХНУТЬ ЭТУ ТВАРЬ ЛЮБЫФМ СПОСОБОМ, ХОТЬ… ТОПОРОМ-КОЛУНОМ… ЧТОБ ПО МЕРЗКОЙ ДУРНОЙ БАШКЕ ИВСМЯТКУ – УЖЕ МЕТАФИЗИЧЕСКИ МЁРТВ!

 

Был … видимо… человек … когда-то… и у этого человека была душа… а сейчас как выяснилось – нет души и НЕТ ЧЕЛОВЕКА! Хотя тело ещё живое и всё вроде бы как всегда…

НЕТ! Всё кончено… Никакой крови… И всё абсолютно непоправимо…

И вот вопрос… Вопрос чисто практический и даже правовой

 

ЧТО ДЕЛАТЬ С ТАКИМИ МЕТАФИЗИЧЕСКИМИ УБИЙЦАМИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ?!

 

Неужели НЕ ОТЛАВЛИВАТЬ и НЕ СУДИТЬ?! НЕУЖЕЛИ НЕ УНИЧТОЖАТЬ?!

***

 

Уже для всего мира, пожалуй, не является тайной, что именно Уолл-Стрит, «банковский и финансовый сектор рынка» открыто и нагло жирует-паразитирует над всеми остальными секторами, и всем и всяким обществом, НАД ВСЕМ МИРОМ…

 

И пора, НАВЕРНОЕ, с известной долей здорового ехидства поинтересоваться…

Ну и как? Что-то удалось сделать в таком нелегком деле как «Захвати Уолл-Стрит»?!

Каковы успехи? Финансовая Крепость пала?

Наивысшим достижением видимо можно считать слова выдающегося борца с банковским капиталом товарищем Бараком Обамой, который, наконец собрался с силами, и … обозвал финансовых паразитов, о, ужас! – «жирными котами»! [139]

Жирные коты на это страшно обиделись, и потому решили утешиться очередными миллиардными порциями бонусов, которые они себе после этого выписали… как раз из тех десятков и сотен миллиардов долларов, которые им были выданы по распоряжению Обамы для… спасения банковского сектора!

И потому – не протестовать надо, а просто взять и в прямом смысле подвесить за одно очень уоллстритное место всех паразитов [140] , украсив ИМИ ВСЕМИ как елочными игрушками офисы банков и бирж ПО ВСЕЙ ПЛАНЕТЕ!!

А далее в КОРНЕ поменять ВСЮ СИСТЕМУ ПРАВА, как это будет сделано в России, в которой весь банковский и финансовый сектор станет абсолютно подконтрольным Государству.

Подчеркнём, совершенно Новому Государству и будет осуществлять совершенно иные функции, прежде всего функцию развития производства, потому что деньги – это символическое воплощение общественной энергии, и эта энергия должна правильно и эффективно применяться для общего блага.

Да, в Новом Государстве роль банковского и финансового сектора экономики будет бесконечно далека от роли отрасли обслуживающей исключительно ублюдков-ростовщиков и ублюдков-спекулянтов.

***

 

 

Для продолжения нашего дальнейшего пути к теории трансформ-марксизма, которую мы одновременно и используем, постоянно апеллируя к ней, но и выводим шаг за шагом, предлагается рассмотреть одну очень толковую статью, являющуюся к тому же достаточно типичным примером грамотного «разбора полетов» того, что называют «марксизмом» [141] .

Но особо (и именно этим данная статья привлекла наше внимание) стоит обратить внимание на выводы, полностью согласующиеся и даже в какой-то мере обосновывающие всё то, чем мы здесь занимаемся, что и для чего делаем:

 

«Отношение к марксизму всегда было неодинаковым и даже прямо противоположным. Особенность этой противоположности сейчас может быть выражена в виде следующего двойного противоречия или двойной антиномии: марксизм это - теория, марксизм это - утопия (не-теория); марксизм - существует (жив), марксизм - не существует (мертв).

 Одни утверждают, что марксизм это в лучшем случае, заблуждение и прекраснодушный миф, в худшем - благое намерение, приведшее в ад, злостная утопия, псевдо-теория, которая, овладев умами необразованных масс, «голытьбы», привела к величайшим в истории преступлениям, человеческим жертвам, материальным и духовным потерям. Короче говоря, это не просто воплощение зла, это - само воплощенное, причем абсолютное зло.

Согласно другим, марксизм это, как и раньше, передовое философское учение, не только научная, но и революционная теория, «ум, честь и совесть» как прошлых времен, так и современной эпохи.[…].

Выражаясь предельно абстрактно или философски: для одних марксизм это небытие или ничто, для других это бытие или все.

Причем это противоречие, антиномия именно теории, философии, а не обыденного сознания, или обыденного сознания и теории, ибо противоположные утверждения в этой антиномии принадлежат не журналистам или политикам, а теоретикам, философам, и они делались именно как теоретические выводы, в том числе как выводы из их собственных теоретических, философских исследований и концепций [142] [1].

Это диаметрально противоположное отношение к марксизму есть выражение противоречия в общественном мнении, в сознании (как профессиональном, философов, теоретиков и идеологов вообще, так и непрофессиональном, обыденном или повседневном), но в тоже время оно есть и выражение противоречия в действительности, которое отражается в этом мнении и в тоже время скрывается за ним.

Без разрешения этого противоречия, этой двойной антиномии, а сама природа, сущность философии (и науки) требует, чтобы эта антиномия была разрешена, невозможно сказать о марксизме ничего действительного, вообще ничего определенного. Не имеет смысла рассуждать о применении теории, ее возможностях, если неизвестно, теория ли это или нечто иное.

Разрешение данной антиномии имеет не только теоретическое, но и сугубо практическое, весьма актуальное значение [143] [2], в том числе и политическое.

 Если марксизм не сказка и не вредный предрассудок, следование которому ведет к самым печальным последствиям, а как минимум нормальная теория или философия (социальная) [144] [3], и если он еще обладает соответствующими возможностями как теория, то им не только можно, но и нужно заниматься, и такие занятия следует всячески приветствовать, ибо полученные результаты, являясь новым знанием об обществе и его развитии, есть благо для отдельного индивида и для общества. Если же марксизм это все-таки предрассудок и, хуже того, всего лишь другой «опиум для народа», приготовленный первоначально в XIX веке и, так сказать, «очищенный» в XX веке, то его пропаганда и занятие им, по меньшей мере, неприлично, а то и предосудительно, если не преступно.

Поскольку последняя точка зрения теперь является чуть ли не официальной, и уж, по крайней мере, выдается за общепринятую и «естественную», «нормальную» для всякого «нормального» человека, то в настоящее время, по крайней мере, в России, упоминать марксизм, а уж тем более упоминать его в положительном смысле, не говоря уже о том, чтобы размышлять о нем, не только не принято, но уже почти противозаконно и наказуемо не только с точки зрения так называемого «общественного мнения», но и с точки зрения существующей государственной власти.[…]

… разрешение противоречия марксизма невозможно без признания, с одной стороны, «краха» или «смерти» марксизма, о чем с нескрываемым удовлетворением было не раз объявлено на рубеже 1980-х - 1990-х гг., в том числе несколькими бывшими советскими и зарубежными марксистами «с именем», а, с другой стороны, без признания его «посмертного» существования, то есть, как минимум, без признания заявлений о том, что он жив и развивается.

Но тогда каков следующий шаг? Что следует или точнее что должно следовать из признания этого противоречия? Естественным ответом как будто является рассмотрение (выяснение и объяснение) с высот современной теории (философии, науки), в том числе или прежде всего современной диалектики (диалектической теории развития или марксизма), того, чем был марксизм (и исторически, и логически) в прошлом, чем он является в настоящем и чем он может в принципе стать (или не стать) в будущем.[…]

О соответствии какой-либо теории (философии) понятию (статусу) теории (философии) обычно говорится тогда, когда очевидна или доказана ее действенность и актуальность. Как и в случае любой другой, в том числе естественнонаучной, теории, действенность и актуальность марксизма должна, как будто, подтверждаться тем, что он соответствует характеристикам всякой «нормальной», «крепкой» теории - как с традиционной (традиционно-научной), так и с марксисткой точек зрения.

В рамках формально-логического подхода этот способ «сертификации» (проверки) марксизма, однако, лишь создает новые противоречия (проблемы), и данная антиномия не разрешима. Попытаемся продемонстрировать это на примере одной из обязательных для всякой «нормальной» теории таких черт - соответствии теории своему предмету, тем эмпирическим фактам, которые она должна объяснять.

Если спросить, обладает ли марксизм такой чертой, то  его сторонники ответят, что, безусловно, обладает, а его противники, что не обладает. [145] [4].[…]

Противники же будут утверждать, что многие выводы классиков не соответствуют действительности, например, вывод о неизбежности мировой революции и гибели капитализма. Действительно, несмотря на все «предродовые схватки», капитализм ушел (или пока ушел) от своей гибели, а мировая революция так и не состоялась.

 В результате, и те, и другие будут по-своему правы, и в тоже время неправы, а антиномия, таким образом, по-прежнему остается антиномией.[…]

Но если эту антиномию можно разрешить только диалектически, то каким же может или должно быть это диалектическое разрешение, «снятие» данного противоречия? Некоторые предпосылки такого разрешения могут быть представлены в виде следующих трех основных тезисов:

1. Полноценное, действительное рассмотрение «кризиса» марксизма и его состояния в целом, а тем более уже провозглашаемого возрождения (обновления и т.п.) марксизма сегодня на самом деле проходит, и только и может проходить, через критический анализ его «смерти» и всего предшествующего ей развития, то есть через вскрытие противоречия в самом марксизме, в логике его собственного возникновения, становления, расцвета, упадка и «гибели». Началом такого рассмотрения должен быть адекватный, стремящийся к объективности и честности, ответ на вопрос: действительно ли умер марксизм, и если умер, то какой именно?

2. Разрешение («снятие») противоречия в развитии марксизма, однако, возможно лишь через разрешение противоречия в развитии той действительности, выражением и критикой которой он являлся. Такое «снятие» предполагает, прежде всего, ответ на вопрос о том, какую подлинную проблему этой действительности обозначает «смерть» марксизма и ее навязчивая констатация?

3. Изначально (по происхождению и по самой постановке проблемы) марксизм являлся теорией практического гуманизма, и коль скоро марксизм был и может быть марксизмом лишь в качестве теории освобождения человека как рода и как индивида, как личности, то именно в таком и только в таком качестве он может оставаться самим собой, подлинным марксизмом и в XXI в. [146] [5][…]

Первейшим требованием марксизма (во всяком случае, самого К. Маркса) к теоретическому (философскому) исследованию являлось требование проведения свободного исследования свободным исследователем [147] .[6] Более того, это требование есть первая и основная предпосылка не только марксистского, диалектического, но и всякого подлинно научного исследования. Без соблюдения свободы исследования невозможна и свобода теории. […]

Марксизм есть не только теория предмета, даже динамичного предмета, то есть теория развития, он есть еще и теория действия или деятельности, то есть изменения, преобразования этого предмета. […] Самой сутью классического марксизма являлось как стремление к освобождению человека и поиск путей такого освобождения, так и призыв к человеку стать и быть свободным. [148] [7] Тем самым марксизм являлся и является философией, вступающей в противоречие с любой другой теорией и идеологией, отрицающей свободу человека. Потому-то марксизм (подлинный, исходный или «классический», «аутентичный самому себе» марксизм, а не его разного рода эрзацы) вступал с определенного момента истории и в объективное противоречие с официальной советской философией и официальной советской идеологией. Философия не только «аутентичного» Маркса, но и классиков марксизма в целом, включая философию В.И. Ульянова (Ленина), представляла собой определенную проблему и опасность для официальной советской философии и советского «реального социализма», поскольку продолжала ту философскую традицию, согласно которой в философии нет другого авторитета, кроме объективной истины, и объяснение и разрешение проблем человека есть задача самого человека. В таком своем качестве, оставаясь «классическим», «аутентичным самому себе», марксизм будет вступать в противоречие с любой будущей идеологией, стремящейся к закрепощению человека, превращению его в раба. […]

… главный недостаток марксистской философии советского периода, или советского марксизма состоял вовсе не в следовании, а тем паче в развитии философии классиков марксизма, а, напротив, в не-следовании этой философии, во всяком случае, в не-следовании ее духу, а не букве. [149] [8] […]

… вместе с реставрацией капитализма в России и в других бывших республиках СССР отпала необходимость и далее использовать марксизм в качестве идеологического прикрытия и оправдания отнюдь немарксистской политики. Эта потеря марксизмом статуса официальной (государственной) идеологической доктрины, как ни парадоксально кому-то может показаться, является одним из залогов его освобождения, то есть проявления свободы исследования и того, что возможности марксизма станут его действительностью. В условиях, когда поддерживаемой властью идеологической доктриной и философией стал антимарксизм во всех его возможных видах и обличьях, а марксизм, как и при жизни Маркса, опять, мягко говоря, оказался «в загоне», марксистам больше не надо кривить душой и обслуживать интересы псевдосоциалистической «элиты». Более того, поскольку марксизм в «загоне», опасность занятия марксизмом и даже интереса к нему может послужить определенной гарантией против проникновения в него людей, заинтересованных в чем угодно, только не в развитии подлинного марксизма. […]

… в условиях атмосферы «охоты на ведьм», только ныне на «ведьм» марксизма, когда марксизм вытесняют и загоняют в культурную и идеолого-политическую резервацию, многие не рискнут воспользоваться формальной свободой исследования и предпочтут (и предпочитают) заниматься чем угодно, только не такой опальной теорией как марксизм. Например, тем же постмодернизмом или постпостмодернизмом.

Источником или основой противоречия в отношении к теории марксизма является особенность предмета марксизма. В отличие от целого ряда естественнонаучных и гуманитарных (классических и новейших) теорий, предмет теории марксизма не статичен, точнее он и статичен, и не статичен, неизменен и подвержен постоянному изменению. […]

Повторим известное: и сторонники, и противники Маркса, и сам Маркс не раз писали, что фактически теория Маркса в том виде, как она представлена в «Капитале», была теорией того капитализма, который существовал в середине XIX века, и даже не капитализма вообще, а того капитализма, который существовал в Англии. Нечто вроде исторически одномоментного отображения, «научной фотографии» капитализма, каким он был на тот момент.

Отсюда границы теории и ее первое противоречие, обусловленное тем, насколько в теории удалось отразить определенный момент в развитии капитализма (механизмы и закономерности капитализма на тот момент), и насколько общие механизмы и закономерности развития всего капитализма (так сказать, от «а» до «я»), а также правильно уловить тенденции будущего развития, в том числе ухода капитализма с исторической арены.

Другим противоречием теории Маркса является противоречие между частной формой теории (ее особенной исторической формой) и всеобщим ее содержанием как общей теории социальной эволюции человека (человечества) [150] [9].

По форме теория Маркса объясняет развитие капитализма, посвящена этому развитию как своему предмету. Но содержательно, фактически эта теория описывает (и объясняет) механизмы и законы более общей эволюции, то есть всех тех стадий (фаз) этой эволюции, которым было присуще товарное производство и, более того, некоторые черты и механизмы эволюции человека (социальной эволюции человека) вообще. Причем теория марксизма действительно объясняет лучше любой другой теории многие законы и особенности этой эволюции, позволяла и позволяет до сих пор, свыше 150 лет после своего создания предсказывать определенные события и черты будущего с довольно высокой степенью точности [151] .[10]

Еще одно противоречие марксизма есть противоречие между теорией Маркса как обычной объяснительной теорией и теорией «как руководством к действию». […]

Когда противники, да и некоторые сторонники марксизма говорят о «кризисе», а тем более о «смерти» марксизма, в качестве доказательства ими приводятся факты краха «коммунизма» (в СССР и других социалистических странах), отсутствия (не-свершения) мировой революции и т.д. и т.п.) [152] .[11] На самом деле эти факты доказывают лишь «крах» и «смерть» не теории, а идеологии, причем не столько собственно марксисткой идеологии, сколько той государственной и партийной идеологии, которая выдавала себя за марксистскую, и «крах» или «смерть» конкретных обществ и социально-политических режимов. За теорию в данном случае выдается либо идеология, либо действительность, либо и то и другое, и, таким образом, во всех трех случаях за теорию выдается на самом деле предмет теории.[…]

Один из самых знаменитых и часто цитируемых (но от этого не менее, если не более часто непонимаемых, или трактуемых слишком буквально или вульгарно) тезисов Маркса гласит, что, в отличие от всех прежних философий, задача новой, подлинной философии в том, чтобы на основе знания преобразовать мир [153] [16]. Это означает, что по Марксу настоящий, подлинный философ (он же настоящий, подлинный человек вообще), чтобы выполнить эту задачу должен быть не только теоретиком или только практиком, не только производителем теории или ее потребителем. Он должен быть един в трех лицах: быть одновременно и создателем, и потребителем, и исполнителем, а точнее свершителем теории, собственного замысла, то есть он должен быть преобразователем, таким деятельностным существом, которое одновременно создает теорию, потребляет ее и, на ее основе преобразует действительность, поверяя одновременно, в ходе преобразования, и теорию, и действительность, и себя.[…]

… устранение сформулированных выше трех противоречий марксизма как теории, означающее их действительное, положительное «снятие», включает в себя:

 - развитие теории Маркса не только как частной теории позднейшего (современного) капитализма и всего капитализма (от «а» до «я»), но и преобразование, развитие ее в общую теорию социальной эволюции человека;

 - развитие теории Маркса как «руководства к действию», то есть «достраивание» ее именно как социального проекта или человеческого предприятия;

 - собственно «снятие» противоречий теории (да и теории в целом) или преобразование самой действительности как оно было определено только что выше, то есть поверка теории марксизма не только как обычной научной теории, но и как «руководства к действию».[…]

Выражаясь не диалектически, а более привычным для некоторых читателей  формально-логическим языком, современная «ревизия» или обновление марксизма, некоторые методологические аспекты которого были рассмотрены нами ранее [154] [18], предполагает:

 - разработку научной (марксистской) программы исследования марксизма и действительности;

 - выполнение этой программы, результатом которого, с одной стороны, должна быть новая теория марксизма, а, с другой стороны, новая программа марксистской деятельности, то есть деятельности тех сил, которые объективно представляют сегодня политический, социальный и культурный прогресс;

 - реализация программы преобразования бытия, действительности человека в человеческое бытие, в человеческую действительность.

В ходе этого восстановления, возвращения марксизма к самому себе, марксисты должны быть марксистами в первую очередь по отношению к марксизму как теории и к собственной теоретической и практической деятельности. Они должны помнить и видеть, что их деятельность есть тоже, прежде всего, противоречие и потому развитие. В частности это означает, что революция (шире прогресс) несет в себе контрреволюцию (регресс). Они должны не только уметь применять метод и теорию диалектики, не только неустанно осваивать все то действительное богатство, которое, несмотря ни на что, вырабатывает человечество, но и суметь «оседлать» прогрессивную тенденцию его развития, превратив стихийную эволюцию человека в научно, теоретически-практически  свершаемую самим человеком эволюцию. Тогда о них по праву можно будет сказать, перефразируя Маркса: «Если это марксисты, то я - марксист»» [155] .

 

 Итак, легко можно убедиться, что здравый взгляд на мир, и не менее здравое отношение к марксизму, не может, в конце концов (при надлежащем усердии и усилиях), не привести к следующим трём пунктам, и задаче их и теоретической, и практической реализации:

 

«Выражаясь не диалектически, а …  формально-логическим языком, современная «ревизия» или обновление марксизма… предполагает:

 - разработку научной (марксистской) программы исследования марксизма и действительности;

 - выполнение этой программы, результатом которого, с одной стороны, должна быть новая теория марксизма, а, с другой стороны, новая программа марксистской деятельности, то есть деятельности тех сил, которые объективно представляют сегодня политический, социальный и культурный прогресс;

 - реализация программы преобразования бытия, действительности человека в человеческое бытие, в человеческую действительность».

 

 Означает это лишь одно – на смену неосознанному, хаотическому социальному движению, приводящему к недопустимым издержкам, разумеется, совершенно недостойным человека как существа разумного должна прийти осознанная человеческая эволюция возвращающая человеку собственную человечность, восстанавливающая её целостность и всеобщий характер на уровне всеобщего.

Вообще говоря, и хотя об этом говорилось уже не раз, стоит повторить ещё: марксизм действительно внутренне противоречив.

Противоречив прежде всего именно несоответствием теоретически заявляемых самим Марксом глубоко гуманистических оснований марксистской теории и опять же теоретических положений, реализация которых, как мы убедимся, никак не может нести ни на себе, ни в себе заявленного гуманизма, ибо является ошибочными.

Мы поступим далее следующим образом.

Мы осознанно противопоставим Карла Маркса гениального ученого и философа-гуманиста – Марксу-революционеру и попытаемся выявить и увидеть в таком противопоставлении суть, корень противоречия [156] , из которого пока что довольно странным для всех образом вырастает ствол марксова древа познания добра и зла, на котором, однако же произрастают и плоды добрые, но абстрактно-гуманистически-теоретические, и плоды худые – теоретико-практические…

Виновато ли здесь само древо, или никудышными оказались сами ползучие марксистские садоводы-мичуринцы сказать пока что никто толком не может.

 

Но мы – скажем, даже с учетом того, что уже сказали по этому поводу уже достаточно много.

Маркс-гуманист у нас будет представлен Э.Фроммом, очевидно по той простой причине, что этот весьма уважаемый мыслитель оценивает Маркса с позиций никак не связанных с ныне мумифицированным и даже глубоко могильным состоянием официозного «марксизма-ленинизма».

Итак, Эрих Фромм «Марксова концепция человека» [157] :

 

«…социалистический рай Маркса преподносится нам как общество, в котором миллионы людей подчинены всесильной государственной бюрократии; как общество людей, которые отдали свою свободу в обмен на равенство; это люди, которые удовлетворены в материальном смысле, но утратили свою индивидуальность и превратились в миллионы роботоподобных автоматов, управляемых маленькой, материально более обеспеченной элитой.

Следует отметить сразу, что это расхожее представление о Марксовом "материализме" совершенно ошибочно. Цель Маркса состояла в духовной эмансипации человека, в освобождении его от уз экономической зависимости, в восстановлении его личностной целостности, которая должна была помочь ему отыскать пути к единению с природой и другими людьми. Философия Маркса на нерелигиозном языке обозначала новый радикальный шаг вперед по пути пророческого мессианства, нацеленного на полное осуществление индивидуализма, то есть той цели, которой руководствовалось все западное общественное мышление со времен Возрождения и Реформации и до середины XIX в.».

 

«…Маркс начинает с идеи о том, что человек – сам творец своей истории.

"Первая предпосылка всякой человеческой истории – это, конечно, существование живых человеческих индивидов. Поэтому первый конкретный факт, который подлежит констатированию, – телесная организация этих индивидов и обусловленное ею отношение их к остальной природе... Сами они начинают отличать себя от животных, как только начинают производить необходимые им средства к жизни... свою материальную жизнь" [158] [8].

Очень важно уяснить эту фундаментальную мысль Маркса. Человек сам делает свою историю, он ее творец. Много лет спустя в "Капитале" мы читаем: "...не легче ли было бы написать ее (историю. – Ред.), так как, по выражению Вико, человеческая история тем отличается от истории природы, что первая сделана нами, вторая же не сделана нами?" [159] [9]

Человек творит себя сам в процессе производства. Важнейший фактор в этом процессе самопроизводства человеческого рода находится в его отношении к природе. В начале истории человек слепо подчиняется природе, он к ней прикован. Постепенно, по мере эволюции, он меняет свое отношение к природе и тем самым себя самого.

В "Капитале" Маркс говорит об этой зависимости человека от природы еще больше:

"Эти древние общественно-производственные организмы несравненно более просты и ясны, чем буржуазный, но они покоятся или на незрелости индивидуального человека, еще не оторвавшегося от пуповины естественно-родовых связей с другими людьми, или на непосредственных отношениях господства и подчинения. Условие их существования – низкая ступень развития производительных сил труда и соответственная ограниченность отношений людей рамками материального процесса производства жизни, а значит, ограниченность всех их отношений друг к другу и к природе. Эта действительная ограниченность отражается идеально в древних религиях, обожествляющих природу, и народных верованиях. Религиозное отражение действительного мира может вообще исчезнуть лишь тогда, когда отношения практической повседневной жизни людей будут выражаться в прозрачных и разумных связях их между собой и с природой... Но для этого необходима определенная материальная основа общества или ряд определенных материальных условий существования, которые представляют собой естественно выросший продукт долгого и мучительного процесса развития" [160] [10].

Здесь Маркс называет важнейший элемент, который играет центральную роль в его теории: труд представляет собой некий фактор, помещенный между человеком и природой; труд – это стремление человека отрегулировать свои отношения с природой. Будучи выражением человеческой жизни, труд изменяет отношение человека к природе, а отсюда и человек изменяется в труде, посредством труда».

 

«Маркс писал:

"Материалистическое учение о том, что люди суть продукты обстоятельств и воспитания, что, следовательно, изменившиеся люди суть продукты иных обстоятельств и измененного воспитания, – это учение забывает, что обстоятельства изменяются именно людьми и что воспитатель сам должен быть воспитан. Оно неизбежно поэтому приходит к тому, что делит общество на две части, одна из которых возвышается над обществом (например, у Роберта Оуэна).

Совпадение изменения обстоятельств и человеческой деятельности может рассматриваться и быть рационально понято только как революционная практика" [161]   [14].

«Маркс пишет:

"Коммунизм как положительное упразднение частной собственности – этого самоотчуждения человека – и в силу этого как подлинное присвоение человеческой сущности человеком и для человека; а потому как полное, происходящее сознательным образом и с сохранением всего богатства предшествующего развития, возвращение человека к самому себе как человеку общественному, т. е. человечному. Такой коммунизм, как завершенный натурализм, =гуманизму, а как завершенный гуманизм, =натурализму; он есть действительное разрешение противоречия между человеком и природой, человеком и человеком, подлинное разрешение спора между существованием и сущностью, между опредмечиванием и самоутверждением, между свободой и необходимостью, между индивидом и родом. Он – решение зaгадки истории, и он знает, что он есть это решение" [162] [23].

Такое деятельное отношение к предметному миру Маркс называет "творческая жизнь".

Исходя из такого понимания самовыражения, самореализации, Маркс приходит к новому пониманию богатства и бедности, которое отличается от понятий политэкономов. Маркс пишет:

"...на место экономического богатства и экономической нищеты становятся богатый человек и богатая человеческая потребность. Богатый человек – это в то же время человек, нуждающийся во всей полноте человеческих проявлений жизни, человек, в котором его собственное осуществление выступает как внутренняя необходимость, как нужда. Не только богатство человека, но и бедность его получает при социализме в равной мере человеческое и потому общественное значение" [163] [24].

Такое же понимание богатого человека мы находим у Маркса в его толковании понятий "haben" и "sein".

"Частная собственность сделала нас столь глупыми и односторонними, что какой-нибудь предмет является нашим лишь тогда, когда мы им обладаем (haben. – Прим. Э.Ф.), т. е. когда он существует для нас как капитал или когда мы им непосредственно владеем, едим его, пьем, носим на своем теле, живем в нем и т. д., – одним словом, когда мы его